8 апреля 2009

Применение гормональных препаратов

На начальных этапах развития эндокринологии лечение сексуальных расстройств представлялось очень простым и логичным:

  • расстройства, проявлявшиеся функциональным снижением (либидо, эрекций и т.д.), объяснялись недостаточностью выделения соответствующего специфического гормона (мужского или женского);

  • случаи нарушений половой дифференцировки и направленности поведения (от гермафродитизма до гомосексуализма) – путаницей в выделении не того гормона;

  • наконец, гиперсексуальные проявления трактовались как результат избыточной продукции того же гормонального субстрата.

Подобный подход предполагал соответствующую стройность и последовательность лечебной тактики: при гипофункциональных проявлениях следовало вводить в организм недостающий гормон, при нарушении половой дифференцировки и направленности влечения поднять концентрацию в крови соответствующего гормона, а при гиперсексуальности понизить ее.

Самоотверженность пионеров эндокринологии [так, БроунСекар (1889) делал себе инъекции водных вытяжек из семенников собак и морских свинок] способствовала живучести метафизической схемы, определяющей все варианты лечения сексуальных расстройств гормонами, и, наконец, трансформировалась врачами, не располагающими профессиональной подготовкой по сексопатологии, в дилетантскую убежденность в универсальности тестостерона как отмычки, способной открыть любой замок.

Проанализировав подряд 100 историй болезни пациентов, лечившихся до обращения в отделение сексопатологии МНИИ психиатрии МЗ у различных специалистов, А. И. Буньков (1967) установил, что тестостерон и его аналоги принимали 72% больных.

Было обнаружено отсутствие статистически значимой разницы в применении тестостерона при различных формах сексуальных расстройств: при патологии нейрогуморальной составляющей препарат назначался 79%, а при расстройствах других составляющих – в среднем 69,7% больных, в том числе больным с сексуальными расстройствами, обусловленными психозом (нераспознанным), в 100% случаев. Было показано, что в обследованной группе андрогенные стероиды назначались без клинического дифференцирования и без анализа патогенетических механизмов расстройств. Аналогичное обследование, проведенное А. Нохуровым и Т. Ким (1977), показало, что за прошедшие 10 лет ситуация существенно не изменилась.

Истинные связи между концентрацией гормонов в крови и сексуальными проявлениями не соответствуют приведенной выше схеме и оказываются намного сложнее. Радиоиммунологическое определение концентрации тестостерона в плазме крови у 341 больного с сексуальными расстройствами и у 199 здоровых мужчин с нормальными половыми функциями не выявило статистически достоверных различий [Schwartz M. и др., 1980].

Сокрушительный удар по методологической наивности этой схемы с теоретических позиций наносит необходимость учета различий в положении, занимаемом на эволюционной лестнице человеком и теми экспериментальными животными, у которых установлены прямые коррелятивные связи между концентрацией андрогенов в плазме крови и сексуальным поведением. Прогрессирующая кортикализация в отношении сексуальности сказывается у млекопитающих уже на уровне отряда хищных (семейства кошачьих и псовых). Прежде всего, как показали опыты сотрудников П. К. Анохина, после декортикализации у представителей этих семейств влияние стероидных гормонов на сексуальное поведение полностью утрачивается.

«Сексопатология», Г.С.Васильченко



На 10–12-й неделе внутриутробной жизни формируются внутренние половые органы. До периода дифференцировки внутренних гениталий эмбрионы как женского, так и мужского генетического пола имеют структуры – предшественники внутренних половых органов обоих полов. Так называемые мюллеровы каналы (парамезонефрические протоки) являются предшественниками женских внутренних половых органов – маточных труб, матки, верхней части влагалища, вольфовы протоки (протоки первичной почки)…

Для быстрого подавления адренокортикотропной активности и андрогенной гиперфункции коры надпочечников лечение больных рекомендуется начинать с больших доз дексаметазона, применяемых для проведения дифференциальнодиагностических проб: дают по 4 таблетки (2 мг) препарата через каждые 6 ч в течение 48 ч с последующим снижением до 0,5–1 мг (1–2 таблетки). Затем больных обычно переводят на лечение преднизолоном. Если ВДКН…

Послеродовой гипопитуитаризм (синдром Шихена) – заболевание, развивающееся в результате некроза большей части гипофиза (более 90%) после длительного спазма его артерий при обильном кровотечении во время родов или аборта. Обычно сначала нарушается гонадотропная функция гипофиза, затем тиреотропная и, наконец, адренокортикотропная функция. Основные признаки заболевания: агалактия (иногда гипогалактия) или преждевременное прекращение лактации вскоре после родов, аменорея, гипотрофия…

Гормоны щитовидной железы активно влияют на сексуальную сферу, действуя на половые железы непосредственно или через систему гипоталамус – гипофиз, а также на периферический метаболизм андрогенов, кортикостероидов и эстрогенов. Гипотиреоз (микседема) Заболевание характеризуется снижением функций щитовидной железы. При первичном гипотиреозе повреждается непосредственно щитовидная железа, вторичный гипотиреоз возникает в результате поражения гипоталамогипофизарной системы. Недостаток тиреоидных гормонов приводит…

Врожденная патология половой дифференцировки ставит человека в чрезвычайно сложные обстоятельства в связи с несоответствием компонентов пола. Например, у человека с кариотипом 45 X отсутствие второй половой хромосомы не позволяет определить генетический пол: с этой точки зрения это существо бесполое. Отсутствие второй хромосомы обусловливает также отсутствие дифференцировки гонад, их агенезию. Следовательно, такой субъект лишен гонадного и…