1 февраля 2011

История иммунотерапии

История иммунотерапии неопластических заболеваний ведет свой отсчет с конца XIX столетия. Открытие иммунитета к бактериальным инфекциям привело к предположению, в то время чисто спекулятивному, о существовании опухолевых антигенов, способных вызвать иммунные реакции у человека.

Все эксперименты на животных, проделанные в то время, ставились на неинбредных животных, что обесценивало их, поскольку резистентность животных к прививаемым опухолям содержала элемент отторжения трансплантата.

Уровень иммунологии того времени не позволил дать правильную оценку полученным в эксперименте обнадеживающим данным и в результате многие группы клиницистов пытались использовать различные иммунологические воздействия как «волшебное средство» при лечении больных злокачественными заболеваниями. Эти ранние терапевтические попытки и связанные с ними надежды и разочарования сегодня имеют только историческое значение.

Первая иммунотерапевтическая попытка, сохранившая свое значение до наших дней, была предпринята в 1895 г.

Hericourt и Richet, применившими для серотерапии 50 больных с разными формами рака сыворотки вакцинированных опухолью животных (собак и ослов).

У многих больных отмечался положительный результат — прекращение болей, уменьшение объема опухолей и общее улучшение состояния.

Болезненных побочных эффектов от проводимой серотерапии авторы не наблюдали. Они обнаружили, что нормальная сыворотка животных не оказывает положительного действия, и пришли к выводу, что проводили специфическую иммунологическую форму лечения.

В 1901 г. Boeri использовал козью сыворотку к человеческой злокачественной меланоме для лечения двух больных и в обоих случаях наблюдал регрессию опухоли. В 1910 г. Vidal опубликовал результаты лечения противоопухолевыми сыворотками большой группы больных. У многих из них отмечено небольшое субъективное улучшение, а у 3 больных обнаружена массивная регрессия опухоли.

«Иммунология и иммунотерапия лейкоза»,
В.М.Бергольц, Н.С.Кисляк, В.С.Еремеев



Применение МТ и краниальной радиотерапии в лечении острого лейкоза до подключения иммунотерапии значительно продлевало ремиссию и жизнь больных, предупреждая развитие нейролейкоза в периоде ремиссии заболевания. Таким образом, применение активной неспецифической иммунотерапии вакциной БЦЖ в комплексе с химиопрепаратами в периоде ремиссии увеличивает продолжительность ремиссии и жизни детей с острым лейкозом. Продлению ремиссии заболевания способствует профилактика нейролейкоза…

Титры агглютининов к бараньим эритроцитам до начала иммунотерапии были в пределах 1:2 — 1:4 (средние титры 3,64 = 0,96). В динамике иммунотерапии у большинства детей отмечено повышение титров до 1:8 — 1:16, у 6 детей — до 1:16 — 1:32 (средние титры для всей группы 8,2 ± 1,3). Сравнение средних титров агглютининов до начала иммунотерапии…

Динамика изменений комплемента, агглютининов, гемолизинов, сывороточных иммуноглобулинов А, М, G у детей, больных острым лейкозом при применении химиотерапии и химиоиммунотерапии вакциной БЦЖ Объект исследования Период обследования до иммунотерапии БЦЖ на фоне химиотерапии БЦЖ через 2 мес по окончании курса БЦЖ через 4 мес по окончании курса 4 вакцинации 8 вакцинаций 12 вакцинаций 16 вакцинаций 20…

Содержание гемолизинов в прогретой до 56 °С в течение 30 мин сыворотке также повышалось на фоне иммунотерапии БЦЖ (средние титры соответственно 16 ± 4 и 40 ± 5; р < 0,01, у здоровых детей 58 + 4). Однако динамика уровней этого вида антител значительно отличалась от двух предыдущих. Содержание гемолизинов прогретой сыворотки нарастало в течение…

Специфические антилейкозные гуморальные антитела исследовались у 14 из 25 детей. Всего было проведено 25 исследований (от 1 до 5 у одного ребенка). ЦТР ставилась с сыворотками больных, взятыми до начала и в различные сроки иммунотерапии БЦЖ, и фракциями 7S и 19S, полученными из них. В качестве клеток-мишеней использовались главным образом культуральные клетки стабильных лейкозных линий,…