25 мая 2011

Экспериментальные данные

Экспериментальные данные свидетельствуют о нарушении влияния прошлого опыта на актуальную деятельность больных шизофренией. Однако полученные результаты показывают, что дело не в «разобщении», не в отрыве вообще опыта прошлого от настоящего, а в изменении определенной роли прошлого опыта, в ослаблении влияния прошлого опыта на избирательность актуализируемых знаний, используемых в процессе той или иной деятельности.

Необычность шизофренического слабоумия проявляется неравномерностью нарушения мышления, возможностью выполнения некоторых видов мыслительной деятельности (задач), таких, как конструктивная деятельность, счетная, игра в шахматы и т. д., наряду с явной неполноценностью остальной мыслительной деятельности. Существенным при этом оказывается отсутствие прямой связи со сложностью задания: более сложная деятельность может выполняться без изменений, в то время как выполнение элементарных заданий может быть грубо нарушено.

Эта черта слабоумия вызвала особые трудности при попытках ее объяснения. Наши результаты дают возможность подойти к пониманию ее природы на основе учета особенностей структуры деятельности. При отсутствии или минимальной роли выделенного нами фактора в структуре конкретного мыслительного процесса такой процесс у больных шизофренией может протекать без изменений.

Это и объясняет, почему даже при грубых нарушениях мышления больные шизофренией неплохо выполняют определенные задачи (в частности, счетные, конструктивные и т. д.) независимо от их сложности.

В тесной связи с предыдущей особенностью шизофренического слабоумия находится и так называемая формальная сохранность мышления, которая позволила ряду авторов считать, что при шизофрении страдают не отдельные интеллектуальные способности, а их использование. Чаще всего эта особенность объясняется сохранностью «предпосылок интеллекта» при нарушении самого процесса мышления.

Наши данные позволяют иначе подойти к пониманию природы этой психопатологической особенности.

Во-первых, действительно (как показали наши данные) «операционная» сторона мышления не страдает при шизофрении. Мыслительные операции анализа, синтеза, абстракции могут не изменяться, если в структуру выполняемой деятельности не входит определенное звено (фактор).

Во-вторых, можно увидеть, что о так называемых предпосылках интеллекта обычно судят по выполнению тестов на внимание, память, счетные операции, конструктивные способности и т. д., т. е. выполнению как раз тех видов деятельности (задач), которые не существенно связаны с измененным при шизофрении «звеном».

Таким образом, тезис о сохранности «предпосылок интеллекта» (выделение которых было принципиально ошибочным) становится понятным в связи с тем, что задачи, посредством которых проверялись эти «предпосылки», требуют как раз тех видов деятельности, которые в силу особенностей своей структуры при шизофрении не нарушаются.

В свете этого становится очевидным, что такие объяснения, как «потенциальная сохранность интеллекта» (М. О. Гуревич) или «машина сохранна, но не полностью управляема» (Gruhle), неудачны.


«Шизофрения, клиника и патогенез»,
под ред. А.В. Снежневского



Попытки объяснить результаты особенностями целенаправленности больных привели бы к выводу о том, что целенаправленность больных такова, что она то ухудшает результаты их деятельности, то не влияет на них, то даже улучшает. С точки зрения особенностей эмоций (наиболее распространены попытки связать нарушения познавательной деятельности с «безразличием», отсутствием или изменением «отношения» больных шизофренией) пришлось бы признать, что…

Выявленная нами закономерность нарушения познавательных процессов позволяет понять, почему при определенном круге экспериментов могла возникнуть фактическая возможность трактовать полученные данные как результат «нарушения межперсональных отношений» (Cameron и др.) или как следствие нарушения «фильтрации поступающей информации» (Chapman, Payne и др.). Выявленные исследованием новые фактические характеристики особенностей познавательных процессов при шизофрении и более общая закономерность их нарушения…

Клинический тезис о «формальной сохранности» может быть раскрыт и с другой стороны. Результаты исследования благодаря выявленной зависимости между нарушением познавательных процессов и особенностью их структуры (связью с изменением определенного звена) позволяют считать, что у больных шизофренией наиболее сохранены те виды умственной деятельности, которые имеют четкую, однозначно детерминированную схему операций, жесткую, полностью «формализуемую» программу реализации. Примерами…

Исследование показывает, что способность больных шизофренией к отвлечению от многообразных признаков предметов и явлений не отличается от таковой у здоровых лиц. При рассмотрении второго вопроса результаты проведенного нами исследования выявляют существенные отличия больных от здоровых. У больных шизофренией существенно повышается вероятность актуализации и использования ими в процессе, например, обобщения малозначимых, «слабых» свойств предметов, характеризующихся малой…

Данные исследований мышления в общей психологии (Н. А. Менчинская и др.) свидетельствуют о том, что на определенном этапе формирования понятийного мышления детям легче оперировать абстрактными понятиями, чем конкретными. Это связано с меньшей содержательностью абстрактных понятий, что облегчает процесс нахождения, выбора и отвлечения нужных свойств и отношений по сравнению с оперированием «конкретными» понятиями. Возможно, что нарушение…