27 июня 2011

Транспорт пептидов

Многие из этих пептидов находятся в нервных окончаниях и транспортируются к синапсам с помощью аксоплазматического тока. Субклеточное распределение нейротензина, соматостатина, ангиотензина, субстанции Р, вазопрессина и окситоцина характеризуется их преимущественным связыванием с синаптосомами, выделенными из различных внегипоталамических образований головного мозга [Larner J., 1977; Kobayashi R. M. et al., 1977; Bury R. W. et al., 1977].

Это связывание является высокоспецифичным, обратимым и насыщаемым. Структура пептидных гормонов после их связывания с синаптическими мембранами либо не нарушается, как, например, у нейротензина [Kitabgi P. et al., 1977], либо протерпевает отчетливые изменения (в частности, АКТГ), подвергаясь воздействию протеаз.

Большой интерес вызывают данные о том, что пептидные гормоны могут оказывать непосредственное влияние на возбудимость структур ЦНС, имеющих прямое отношение к обучению и памяти (гиппокамп, миндалевидный комплекс, гипоталамус, ростральные отделы ретикулярной формации среднего мозга). В нашей лаборатории исследовали характер влияния некоторых пептидных гормонов на возбудимость лимбических образований головного мозга и гипоталамуса [Лосев Н. А. и др., 1971; Бородкин Ю. С. и др., 1972]. В условиях острого эксперимента на кроликах с электродами, введенными в дорсальный гиппокамп, медиальные ядра перегородки, паравентрикулярное и супраоптическое ядра, установлено, что окситоцин повышает возбудимость этих структур при внутривенном введении и при локальной микроинъекции.

Сходный эффект наблюдали также при повторной электрической стимуляции паравентрикулярных и супраоптических ядер гипоталамуса, в которых синтезируются окситоцин и вазопрессин.

 Влияние повторных предварительных раздражений паравентрикулярного (а) и супраоптического (б) ядер на возбудимость дорсального гиппокампа  Влияние повторных предварительных раздражений паравентрикулярного (а) и
супраоптического (б) ядер на возбудимость дорсального гиппокампа:


Заштрихованная часть — средняя величина порогов гиппокампальных разрядов
последействия из 5 экспериментов в контроле и опыте с доверительными
границами при Р<0,05.

По оси абсцисс — номера раздражений; по оси
ординат — напряжение электрического тока (В)

АКТГ повышал возбудимость дорсального гиппокампа и вентромедиалыюй части миндалевидного комплекса, в то время как глюкокортикоиды (гидрокортизон и дексаметазон), напротив, значительно снижали их возбудимость [Сапронов Н. С, 1975].

Ангиотензин II значительно увеличивал частоту спонтанных импульсных разрядов при микроионофоретическом подведении его к нейронам соматосенсорной и зрительной коры больших полушарий и нейронам переднего гипоталамуса [Судаков К. В. и др., 1976]. Воздействие ангиотензина II на сому этих нейронов вызывало обратимую деполяризацию мембраны.

Сходные данные получены D. Felix с соавт. (1977): ангиотензин II активировал нейроны субфорникального органа у кошек. Фрагмент ангиотензина II — гептапептид, занимающий положение 2—8 в его молекуле, также повышал возбудимость нейронов. Стимулирующие эффекты обоих соединений устранялись специфическим антагонистом ангиотензина II — саралазином.

D. Felix и W. Schlegel проанализировали влияние различных фрагментов ангиотензина II на возбудимость нейронов. Установлено, что наибольшей активностью обладает тетрапептид, занимающий положение 5—8 в его молекуле, тогда как трипептид, занимающий положение 6—8, на активность нейронов не влияет. На этом основании авторы предположили, что в головном мозге имеются специфические рецепторы, чувствительные к ангиотензину II.

Соматостатин и субстанция Р, обнаруженные в первичных афферентных нейронах спинного мозга, регулируют уровень возбудимости спинальных нейронов, участвующих в восприятии болевых импульсов [Henry J. L., 1975; Hokfelt Т. D. et al, 1977].

Энкефалины и эндорфины повышают возбудимость пирамидных нейронов гиппокампа за счет торможения промежуточных нейронов [Zieglgangsberger W. et al., 1979]. Они также подавляют активность промежуточных спинальных нейронов типа Рэншоу [Nicoll Я. А., 1978].


«Нейрохимические и функциональные основы долговременной памяти»,
Ю.С. Бродкин, Ю.В. Зайцев

Читайте далее:



Продукты ферментативного расщепления вазопрессина и окситоцина со специфической последовательностью аминокислот вызывали деполяризацию идентифицированных нейронов гигантской улитки [Takeuchi H. et al., 1977] Тиреотропин-рилизинг-фактор (тиреолиберин) и рилизингфактор лютеинизирующего гормона (люлиберин), а также соматостатин уменьшали спонтанную импульсную активность нейронов коры головного мозга и мозжечка, ствола мозга и гипоталамуса у крыс при ионофоретическом введении. Эти пептидные гормоны уменьшали возбуждение…

Учитывая, что пептидные гормоны существенно изменяют уровень возбудимости нейронов и нейронных популяций в различных образованиях головного мозга, представляло значительный интерес установить зависимость между этими эффектами и влиянием пептидных гормонов на обучение, фиксацию и хранение информации в мозге животных и человека. Больше всего экспериментов проведено по изучению влияния на эти процессы АКТГ. Еще в 1969 г….

Влияние АКТГ на долговременную память также зависит от дозы и времени его введения. Так, по данным R. L. Cold и К. В. van Buskirk (1976), введенный в дозе 0,03—0,3 ME, он увеличивал время сохранения пассивного навыка избегания у крыс, а в дозе 3—10 ME вызывал ретроградную амнезию Стимулирующие эффекты АКТГ независимо от дозы проявлялись сильнее…

Сходное с АКТГ влияние на память и обучение животных оказывает α-меланоцитстимулирующий гормон, структура которого близка к отдельным фрагментам АКТГ: он ускоряет обучение [Paterson А. Т., 1975], значительно увеличивает время хранения закрепленных навыков активного и пассивного избегания электрошока у крыс и облегчает их воспроизведение [Веckwitt В. Е. et al, 1977]. Нужно отметить, что АКТГ, его отдельные…

Целые молекулы пептидных гормонов

Необходимо отметить, что активным влиянием на память обладают не целые молекулы пептидных гормонов, а в основном их отдельные фрагменты, характеризующиеся специфической последовательностью аминокислот. Следовательно, можно предположить, что эти фрагменты образуются в организме в процессе активного метаболизма пептидных гормонов под влиянием протеолитических ферментов [Чипенс Г. И. и др., 1975]. Интимный механизм пептидных гормонов окончательно не выяснен,…