6 августа 2009

Принципиальные ошибки учения об этиологии

Результаты, достигнутые практической медициной, огромны. На данный момент медицина очень многое умеет, многое знает. И все же строго научных знаний, позволяющих проникнуть в сущность явлений, т. е. объяснить их и предвидеть, в медицине совсем немного. Взять хотя бы наши знания о сердечнососудистых заболеваниях и раке, т. е. важнейших на сегодняшний день.

Когда-то Демокрит (приблизительно 400 лет до н. э.) указал, что важна не полнота знания, а полнота понимания, т. е. не просто эрудиция, а проникновение в сущность явлений. Медицина не может похвастать именно глубиной проникновения, в частности и в вопросах этиологии. Больше того, укоренившиеся в медицине способы мышления стали скорее тормозом для такого проникновения, несмотря на все возрастающее изобилие частных фактов и истин. Правда, за последние годы все чаще и чаще раздаются голоса о необходимости рассматривать вопросы этиологии с позиций диалектического метода.

Принципиальные ошибки учения об этиологии хорошо видел И. П. Павлов. Эти ошибки являются особенно наглядными в отношении этиологии инфекционных заболеваний, где схема микроб + организм фактически приравнивалась к заболеванию.

Даже в 1960 г. по поводу давно созревшей необходимости коренной переработки понятия «этиологии» высказываются лишь самые общие пожелания.

Так, Рашка (Raska, 1960) пишет: «этиологию отдельных инфекционных болезней мы не можем уже дальше суживать только вопросом о возбудителе… Это, как говорит Пауль (Paul), является чрезмерным упрощением проблемы». Однако никакой переработки фактически мы не имеем. Не делается даже серьезных попыток к этому.

Этиология — это учение о причинах болезней и как таковое тесно связано с философской категорией, причинности. В то же время приуроченность термина «этиология» к миру медицинских явлений создало на практике своеобразную отчужденность самого понятия, имевшую роковые последствия для теории.

Как указывает В. И. Ленин, «человеческое понимание причины и следствия всегда упрощает объективную связь явлений». Это неизбежное упрощение еще более усугубляется узко-практичееким, односторонним пониманием этиологии в медицине, фактически сводящимся к перечню причинных факторов внешней среды. Очевидно, что никакой перечень факторов не создает теории, т. е. биологического обоснования явлений, не раскрывает самых связей причин и следствий, тем более сущности явлений.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Читайте далее:



В медицине вопрос о причинных связях тесно переплетается с вопросом о связях чисто ассоциативных, т. е. закреплением в сознании врачей определенных ассоциаций между явлениями. Эти явления реальны, но даже в совокупности они не дают представления о подлинно причинных связях. В качестве примера таких ассоциаций, симулирующих причинные связи, Бом (Воm) приводит старинное представление о малярии, где…

«Было бы слишком большим упрощением считать, что плазмодий является единственной причиной малярии» (Бом). Не оставляющая сомнения в своей прочности и полезности ассоциация (плазмодий малярия) — все же не дает представлений о подлинных причинных связях тем более, если учесть принципиальные трудности прослеживания всех причинных связей. Из сказанного следует, что однозначная, линейная этиология, при которой плазмодий и…

Экспериментальная практика с условными рефлексами убедительно иллюстрирует ту же много-однозначность, где «этиологическими» факторами оказываются любые раздражители, обычно для организма безразличные. Гипертония — однозначный результат при чрезвычайной многозначности этиологических факторов внешних и внутренних, то уходящих в какие-то соматические процессы, то в эмоциональную сферу. Бесконечный ряд случайностей, связанных, например, с индивидуальностью, т. е. индивидуальным преломлением факторов наследственных,…

Нельзя понять законы частных инфекций вне общих закономерностей, определяющих взаимоотношение макро и микромира: та или иная инфекция (тиф, грипп и т. д.) это частное производное таких взаимоотношений, а в этом частном заключено конкретное, единичное, индивидуальное и в то же время самое реальное, т. е. отдельно взятый больной человек. Невозможно до конца понять это единичное, не…

Учение Фракасторо (Fracastoro, 1458—1553) о трех видах причин — самых общих и самых отдаленных, более близких и более частных, самых близких и собственных — отражало правильную догадку о том, что причины болезней не сводимы к факторам сегодняшнего дня, т. е. к причинам частным, близким, самым близким и «собственным». Об отдаленных (внешних) причинах и ближайших (внутренних)…