6 августа 2009

Терминология

Не терминологическая, а методологическая небрежность лежит в основе объединения, поскольку содержанием понятия «этиология» действительно становится отдельный, т. е. вырванный из причинных связей, «этиологический» фактор. Если мы, к примеру, откроем Большую медицинскую энциклопедию и познакомимся со статьей «Брюшной тиф», то под заголовком «Этиология» найдем лишь трактат о возбудителе. Так же обстоит вопрос с этиологией гриппа, кори и других инфекционных заболеваний, в том числе и эндогенных, т. е. аутоинфекций.

В трактовке инфекционных заболеваний особенно отразилась ограниченность некаузального, антропоморфного образа мышления и принципиальная порочность этиологических представлений, отождествивших микроб и этиологию, т. е. предмет и закон. Фактически, как и всякое понятие, этиология отражает отношения целого ряда факторов. «Закон есть отношение» (В. И. Ленин), а отнюдь не отдельно взятый фактор, даже если он нам кажется главным.

Медицинская практика дает нам множество примеров того, как «главное» становится этиологически ничтожным, и наоборот. Чужеродная сыворотка, введенная несенсибилизированному животному, дает совершенно незаметный эффект. Та же сыворотка, введенная тому же животному, но предварительно сенсибилизированному, вызывает гангрену кожи.

Где здесь «главная причина» гангрены?

Можно ли чужеродную сыворотку вообще назвать «патогенной»?

Очевидно, что вопрос о «главном», о «первичном» нельзя решать без конкретного исторического анализа всего события. В инфекционной патологии это особенно важно, коль скоро речь идет о сложном биологическом явлении, развивающемся на основе взаимодействия. Как указывает Ф. Энгельс «взаимодействие исключает всякое абсолютно первичное и абсолютно вторичное».

Логическое в том или ином суждении не отделимо от исторического. Самое суждение о «главной» причине является скорее интроспективным суждением о ценности причинного фактора, чем содержанием объективного научного знания, в принципе нейтрального.

В сложных биологических явлениях (инфекция, рак, воспаление и т. д.) один единственный фактор никогда не может быть всей причиной, он лишь необходимая часть причины, к тому же не всегда важнейшая. Очевидно, что, и этиология как учение о причинах болезней не сводима к какому-либо отдельному фактору (микроб, канцероген и т. д.) или к какому-либо перечню факторов.

Эти факторы должны быть объединены в нечто целостное, интегрированы нашим сознанием, чтобы стать подлинным этиологическим знанием. Знание той или иной причины, т. е. того или иного момента связи, является необходимой формой познания, но это отнюдь еще не самое знание, а лишь необходимые предпосылки к нему.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Читайте далее:



«Было бы слишком большим упрощением считать, что плазмодий является единственной причиной малярии» (Бом). Не оставляющая сомнения в своей прочности и полезности ассоциация (плазмодий малярия) — все же не дает представлений о подлинных причинных связях тем более, если учесть принципиальные трудности прослеживания всех причинных связей. Из сказанного следует, что однозначная, линейная этиология, при которой плазмодий и…

Экспериментальная практика с условными рефлексами убедительно иллюстрирует ту же много-однозначность, где «этиологическими» факторами оказываются любые раздражители, обычно для организма безразличные. Гипертония — однозначный результат при чрезвычайной многозначности этиологических факторов внешних и внутренних, то уходящих в какие-то соматические процессы, то в эмоциональную сферу. Бесконечный ряд случайностей, связанных, например, с индивидуальностью, т. е. индивидуальным преломлением факторов наследственных,…

Нельзя понять законы частных инфекций вне общих закономерностей, определяющих взаимоотношение макро и микромира: та или иная инфекция (тиф, грипп и т. д.) это частное производное таких взаимоотношений, а в этом частном заключено конкретное, единичное, индивидуальное и в то же время самое реальное, т. е. отдельно взятый больной человек. Невозможно до конца понять это единичное, не…

Учение Фракасторо (Fracastoro, 1458—1553) о трех видах причин — самых общих и самых отдаленных, более близких и более частных, самых близких и собственных — отражало правильную догадку о том, что причины болезней не сводимы к факторам сегодняшнего дня, т. е. к причинам частным, близким, самым близким и «собственным». Об отдаленных (внешних) причинах и ближайших (внутренних)…

Результаты, достигнутые практической медициной, огромны. На данный момент медицина очень многое умеет, многое знает. И все же строго научных знаний, позволяющих проникнуть в сущность явлений, т. е. объяснить их и предвидеть, в медицине совсем немного. Взять хотя бы наши знания о сердечнососудистых заболеваниях и раке, т. е. важнейших на сегодняшний день. Когда-то Демокрит (приблизительно 400…