Проблема причинности в медицине

Проблема причинности издавна привлекала внимание человечества.

Почему возникает то или иное явление?

Этот вопрос ставится человеком сейчас же вслед за восприятием самого явления, определяемого в порядке ориентировочного рефлекса (что такое?). Если на этот последний вопрос сравнительно легко находится ответ даже у животных, то при ответе на вопрос почему и как возникло данное явление, возникают обычно немалые трудности. Это отчетливо показывает вся история развития человеческих знаний в области биологии и медицины.

Слова, термины, понятия как форма сигнализаций и информации о явлениях природы, всегда лишь ограниченно, приблизительно отражают каузальные связи и сущность явлений. В то же время человек склонен приписывать этим словам и терминам как бы самостоятельное значение, в результате чего слова подчас превращаются как бы в объективные сущности. Эти слова нередко «насилуют» разум, смешивают все и ведут людей к пустым и бесчисленным спорам и толкованиям» (Бэкон).

«Этиология» не только слово, но и понятие, являющееся в нашем мышлении определенным членом логической связи, сигнализацией тех или иных отношений, т. е. каузальных связей. Но там, «где недоучет понятий, там слову стать и суждено». Так и случилось с понятием «этиология», ставшим словом, призрачно, упрощенно сигнализирующим о подлинных отношениях вещей.

Всякое истинное знание восходит к причинам, т. е. к понятиям каузальности и детерминизма. Это два смежные, но разные понятия, трактующие, с одной стороны, о причинности, т. е. о причинно-следственных отношениях (таков именно должен, быть смысл понятия «этиология»), с другой — о познании сущности явления, т. е. закономерностей, которые лежат в его основе (детерминизм в собственном смысле слова).

Накопилась огромная философская и естественноисторическая литература, освещающая проблемы причинности в биологии. Но как отлична в этой литературе трактовка понятия причины и причинности по сравнению с тем, что представляет собой понятие этиологии в медицине! В прошлом, наблюдая те или иные результаты и не зная их причин, человек ограничивался ссылками на творца или на имманентную целесообразность, подменяя познание объективных причин явлений «целью» творца или природы. Религиозное сознание и религиозная психология сковывали познание, делали его плоским, умозрительным и беспредметным в силу отсутствия реальных представлений о вещах.

Следующий период развития этиологических представлений совпадает с расцветом механистического детерминизма как универсального метода в науке XVI—XVII веков. Самым характерным для этого принципа явилось истолкование связей явлений лишь как причинно-следственных без изучения существа самих связей. Механический детерминизм видел перед собой лишь плоскую, однозначную и непосредственную зависимость явлений, сумму предметов, причин, условий, но не видел целостной взаимозависимой системы факторов, отражающих какую-то принципиальную закономерность. Этиологические представления сводились в конечном итоге к внешнему, случайному или просто к перечню факторов. Механистический детерминизм изолировал причинные связи от подлинных очень сложных условий реальной жизни, её закономерностей.

Предлагаемая вниманию читателей книга является попыткой наметить пути выхода этиологических представлений на широкую дорогу детерминизма и каузальности в диалектическом их понимании. Автора побудила к этому и недавно появившаяся в «Медицинском работнике» статья И. Ерошкина «Против односторонности в понимании патологии» (1960, № 69, 26 августа). Автор вынужден был отказаться от своего первоначального намерения ответить на статью И. Ерошкина через ту же газету, так как проблема оказалась очень сложной именно в плане философском и историческом. Понятия причины, специфичности, сущности болезни, разумеется, невозможно изложить в рамках газетной статьи, если не исходить из готовых формулировок, всегда несколько упрощающих предмет исследования. Статья И. Ерошкина отражает устаревшие представления широкой публики, а также взгляды многих медиков на причины и сущность болезней. Если автору этой книги удалось в какой-то мере рассеять эти представления и поставить старые вопросы по-новому, он сочтет свою задачу выполненной.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Величайшая и притом объективная трудность практической медицины заключается в том, что эта готовность и даже наличие начавшегося патологического процесса обычно не уловимы ни субъективно, ни объективно. Именно такого рода изменения мы постоянно наблюдаем у человека — носителя «неклинического» атеросклероза, рака и т. п. Не случайно также, что рядом с понятием «болезнь» возникло понятие «недуга» как…

Воспроизведение in toto инфекционных болезней человека у животных принципиально невозможно потому, что для животных соответствующие «возбудители» инфекционных болезней человека не являются адекватными раздражителями. Это не их симбионты. Там, где они являются такими симбионтами (зоонозы), не требуется особой искусственности в постановке опыта для воспроизведения инфекции, пусть не вполне тождественной. Теоретический интерес зоонозы, как и некоторые орнитозы,…

Если успехи медицинской практики выводить из знания «этиологии» инфекций, то почему мы не можем побороть дизентерию и почему нельзя заразить дизентерией ни человека (опыты американских авторов), ни обезьян. Ведь даже чудовищные дозы (сотни миллиардов микробных тел), во много раз превышающие то, что может нести муха на своих ножках, не действуют, т. е. не дают ожидаемого…

С самых общих позиций, подчеркивающих «беспредельность приспособления», составляющего жизнь на земле (И. П. Павлов), «закрадывание» болезни становится проблемой уже не столько медицинской, сколько эволюционно-исторической. Современная медицина только смутно догадывается, какое огромное значение для понимания этиологии и патогенеза человеческих страданий имеет этот «вчерашний день», т. е. десятки, быть может, сотни тысяч лет непрерывного приспособления. Именно в…

Противопоставление болезней человека и болезней животных несколько сглаживается при анализе болезней у животных, одомашненных человеком, а также у животных зоопарков, где природные условия жизни всегда бывают более или менее резко нарушены. Инфекционные и инвазионные заболевания в названных группах животных (паратиф, туберкулез, сепсис), а также и неинфекционные (травма, желудочно-кишечные расстройства, особенно связанные с болезнями неадекватного питания,…

Человек сравнительно с прошлым хорошо изучил природу, ее законы, одновременно переделывая ее и умело приспособляясь к ней. И второе, т. е. процесс приспособления, не менее важно, чем первое, так как в процессе переделки окружающей природы человек обязательно переделывает и собственную природу, без чего отпадает самая возможность развития приспособительных способностей более высокого уровня. «Ко всем органическим…

Фактически, лучевые поражения не имеют патогенеза в биологическом, историческом и функциональном его понимании. Радиация не возбуждает, а уничтожает как механизмы воспаления, так и механизмы заживления, т. е. основные приспособительные процессы. Не удивительно, что все страдание выглядит как умирание в итоге грубого нарушения элементарных жизненных процессов клеточного и молекулярного уровня, т. е. «дна жизни». Не удивительно,…

Обращает на себя внимание не только факт, что экспериментальное воспроизведение неинфекционных заболеваний особенно сложно, но и другой факт, что количество неинфекционных зоонозов поразительно ограничено по своей номенклатуре, правда, это может стоять в связи с большой разницей в продолжительности жизни человека и животных (огромного большинства последних). Воспроизводимые у животных модели неинфекционных заболеваний (язва желудка, аппендицит, атеросклероз…

Человек «звучит гордо» не только по показателям интеллектуального и социального порядка, но и по показателям общебиологическим. Он на пути к завоеванию долголетия, он владеет методами углубленного изучения своей экологии и своей собственной природы, расширяя потенциальные возможности сохранять свое здоровье, несмотря на массы «патогенных факторов» во внешней среде. Вот почему уже в середине прошлого века положение,…

Ионизирующая радиация является лишь наиболее ярким примером неприспособленности организмов к некоторым факторам внешней среды. В принципе, однако, ионизирующая радиация не стоит одиноко. Человеческая деятельность, научная и техническая мысль за последние годы настолько «обогатили» разными отходами окружающую нас природу, что вопрос о степени приспособленности к соответствующим факторам приобретает исключительно важное значение, особенно, если учесть, что полное…

Рассмотрим особо проблему моделирования атеросклероза. Экспериментальная модель последнего показательна во многих отношениях. Кролику, травоядному животному, вводится в желудочно-кишечный тракт в течение длительного периода огромное количество холестерина, т. е. фактически чуждого для него продукта питания. Но ведь на протяжении всей истории человечества продукты, содержащие холестерин, были нормальными ингредиентами питания. Огромное значение холестерина для многообразных функций организма…

Познавательный процесс обязательно расчленяет изучаемый объект, имеющий всегда много сторон, связей. Но важнейшим этапом познания всегда будет синтез, целостное представление об объекте, представляющем собой единство в многообразии. Только расчленение равнозначно абсолютизированию противоречия между противоположностями, составляющими единство. Это расчленение и лежит в основе научного суеверия, что организм и микробы в основном и прежде всего враги. При…