Проблема причинности в медицине

Проблема причинности издавна привлекала внимание человечества.

Почему возникает то или иное явление?

Этот вопрос ставится человеком сейчас же вслед за восприятием самого явления, определяемого в порядке ориентировочного рефлекса (что такое?). Если на этот последний вопрос сравнительно легко находится ответ даже у животных, то при ответе на вопрос почему и как возникло данное явление, возникают обычно немалые трудности. Это отчетливо показывает вся история развития человеческих знаний в области биологии и медицины.

Слова, термины, понятия как форма сигнализаций и информации о явлениях природы, всегда лишь ограниченно, приблизительно отражают каузальные связи и сущность явлений. В то же время человек склонен приписывать этим словам и терминам как бы самостоятельное значение, в результате чего слова подчас превращаются как бы в объективные сущности. Эти слова нередко «насилуют» разум, смешивают все и ведут людей к пустым и бесчисленным спорам и толкованиям» (Бэкон).

«Этиология» не только слово, но и понятие, являющееся в нашем мышлении определенным членом логической связи, сигнализацией тех или иных отношений, т. е. каузальных связей. Но там, «где недоучет понятий, там слову стать и суждено». Так и случилось с понятием «этиология», ставшим словом, призрачно, упрощенно сигнализирующим о подлинных отношениях вещей.

Всякое истинное знание восходит к причинам, т. е. к понятиям каузальности и детерминизма. Это два смежные, но разные понятия, трактующие, с одной стороны, о причинности, т. е. о причинно-следственных отношениях (таков именно должен, быть смысл понятия «этиология»), с другой — о познании сущности явления, т. е. закономерностей, которые лежат в его основе (детерминизм в собственном смысле слова).

Накопилась огромная философская и естественноисторическая литература, освещающая проблемы причинности в биологии. Но как отлична в этой литературе трактовка понятия причины и причинности по сравнению с тем, что представляет собой понятие этиологии в медицине! В прошлом, наблюдая те или иные результаты и не зная их причин, человек ограничивался ссылками на творца или на имманентную целесообразность, подменяя познание объективных причин явлений «целью» творца или природы. Религиозное сознание и религиозная психология сковывали познание, делали его плоским, умозрительным и беспредметным в силу отсутствия реальных представлений о вещах.

Следующий период развития этиологических представлений совпадает с расцветом механистического детерминизма как универсального метода в науке XVI—XVII веков. Самым характерным для этого принципа явилось истолкование связей явлений лишь как причинно-следственных без изучения существа самих связей. Механический детерминизм видел перед собой лишь плоскую, однозначную и непосредственную зависимость явлений, сумму предметов, причин, условий, но не видел целостной взаимозависимой системы факторов, отражающих какую-то принципиальную закономерность. Этиологические представления сводились в конечном итоге к внешнему, случайному или просто к перечню факторов. Механистический детерминизм изолировал причинные связи от подлинных очень сложных условий реальной жизни, её закономерностей.

Предлагаемая вниманию читателей книга является попыткой наметить пути выхода этиологических представлений на широкую дорогу детерминизма и каузальности в диалектическом их понимании. Автора побудила к этому и недавно появившаяся в «Медицинском работнике» статья И. Ерошкина «Против односторонности в понимании патологии» (1960, № 69, 26 августа). Автор вынужден был отказаться от своего первоначального намерения ответить на статью И. Ерошкина через ту же газету, так как проблема оказалась очень сложной именно в плане философском и историческом. Понятия причины, специфичности, сущности болезни, разумеется, невозможно изложить в рамках газетной статьи, если не исходить из готовых формулировок, всегда несколько упрощающих предмет исследования. Статья И. Ерошкина отражает устаревшие представления широкой публики, а также взгляды многих медиков на причины и сущность болезней. Если автору этой книги удалось в какой-то мере рассеять эти представления и поставить старые вопросы по-новому, он сочтет свою задачу выполненной.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Несколько иначе стоит вопрос в отношении профилактики. Разумеется, органы здравоохранения всегда будут озабочены тем, чтобы устранять или смягчать вредности, воздействующие на конкретного человека и на население в целом. Но было бы близорукостью в этих заботах сегодняшнего дня, направленных на сегодняшнего человека, видеть завершение забот профилактики вообще. Профилактическое направление в медицине требует особого внимания не только…

А. И. Герцен отвечает: «Она раскрывает отношения вещей, законы и взаимодействия и ей до употребления (разрядка наша — И. Д.) нет дела». В развитие той же мысли А. И. Герцен добавляет, что «без науки научной не было бы науки прикладной» и весь спор «науки для науки» и науки только для пользы — «вопросы, чрезвычайно дурно…

Одноактная «творческая» этиология, это и есть «духовное наследие» прошлого, отражающее определенный уровень сознания и мышления. Однозначность, односторонность и категоричность в построении каузальных связей не является чем-то лишь медицине свойственным, нечто аналогичное мы имели, например, в классической физиологии, в истолковании условного рефлекса как строго детерминированного отношения между командой и эффектом. В звонке, за которым следует выделение…

Современная профилактика потому нас не удовлетворяет, что она строит свои мероприятия, исходя из нужд сегодняшнего дня или теорий, сложившихся на фоне антиисторических представлений о возникновении болезней, а именно из ложных убеждений, что этиологические факторы следует искать в пределах индивидуальной жизни или в пределах одного поколения. Фактически же подлинная история болезни (атеросклероза, гипертонии, шизофрении, рака и…

Медицина — наука, т. е. всестороннее изучение здорового и больного человека в целях предупреждения и лечения его болезней. В процессе познания возникают гипотезы и теории, освещающие накопленный материал, естественный и экспериментальный. Они же освещают путь практике. Всякое познание является историческим процессом отражения в сознании человека объективного мира. В этом познании переплетаются элементы чувственного и субъективного…

В теоретической медицине мы не знаем определенного решения вопроса о соотношении понятий этиология и патогенез, хотя казалось бы «сферы влияния» обоих понятий явно отличны: этиология — это внешнее, патогенез — это внутреннее, т. е. организм, по-своему преломляющий внешнее. Но уже на примере врожденных и наследственных заболеваний может быть показано, что каких-то вполне четких граней между…

История экспериментального моделирования болезней поучительна во многих отношениях и прежде всего для решения принципиальных вопросов, связанных с этиологией. Она поучительна также и в плане общей методологии биологического эксперимента, его теоретических основ и практических выводов из него. Необходимо отдавать отчет в том, что всякая модель является известным упрощением, лишь более или менее наглядной копией оригинала, какой-то…

В древней Греции, где философы были врачами, а врачи — философами и где медицинская и философская мысль ориентировалась на человека как на конечную цель мироздания, как на центр материальной и духовной природы, возникло понятие «этиология». Оно и другие понятия не имели точного научного определения. Попытки включить в такое определение производящую причину (causa efficiens) порождали лишь…

B предуготовленности механизмов патогенеза можно видеть аналогию с формированием инстинктов, этого «основного фонда нервной деятельности» (И. П. Павлов), в значительной мере определяющего отношение организма к внешним факторам. Всякая болезнь предполагает какуюто, обычно характерную для нее локализацию патологических процессов, то, что Н. И. Пирогов обозначал «сосредоточиванием» и в чем он видел не какуюто случайность, а именно…

Всякий опыт является «насильственным испытанием природы» (И. Мюллер, Muller), ее законов. Сама «природа не нарушает своих законов» (Леонардо Да Винчи). Однако всякий опыт, всякое моделирование (инфекции, рака, гипертонии и т. д.) неизбежно сопряжено с каким-то нарушением законов и нередко с искажением последних, поскольку закон еще не известен экспериментатору и в основе соответствующих поисков лежат подчас…

Общебиологический аспект в понимании болезней постепенно утрачивался. Сложные философские понятия, в том числе и этиология, потеряли свою комплексность. Теория инфекции свелась, в частности, к эмпирическому указанию на микробвозбудитель, так же как теория наследственности Вейсмана — к неизменяемым генам. В идейном отношении это явления одного порядка. Сюда же относится и теория детерминант, определяющих будто бы все…

Внешние этиологические факторы производят те или иные стереотипы, т. е. «картины болезни», только через посредство исторически (экологически) предуготовленных физиологических механизмов. Прямо и непосредственно эти факторы не эффективны, если это не просто физическое разрушение тканей. Принцип опосредованного действия внешних факторов с философской стороны давно обоснован (Кант, Спиноза, Шеллинг, Ф. Бэкон, Декарт). Сюда относится учение Спинозы о…