7 августа 2009

Догмы науки и религии

Сведение этиологии как учения о причинно-следственных отношениях к отдельно взятому фактору является религиозной идеей зла, злого духа или нечистой силы.

И не случайно в истории науки понятие причинности постоянно связывалось с понятием силы, а сила — с активностью. Магическое действие этой силы основано не на знании причинной связи вещей, а лишь на вере, на субъективных переживаниях и желаниях. «Человек скорее всего верит в истинность того, что он предпочитает» (Ф. Бекон).

Современная медицина, если взять ее во всей совокупности знаний о природе человека и природе, его окружающей, очень богата научными фактами и открытиями кардинального значения. Однако эти знания в основном сосредоточены на чисто эмпирическом рассмотрении явлений природы, на внешнем, феноменологическом богатстве описываемых явлений.

Это богатство, объективно свидетельствующее о достижении больших «фактологических» результатов, оказывается в состоянии конфликта с укоренившимися формами мышления. Эти формы продиктованы субъективными потребностями человека, антропоцентризмом, делающим человека центром вещей, и антропоморфизмом, переносящим чисто человеческие представления на живые существа и жизненные процессы.

Позитивизм, прагматизм, эмпиризм фактически главенствуют в современной медицине. Абсолютизация положительных результатов науки и практики объективно влечет за собой игнорирование наиболее принципиальных, наиболее общих вопросов и законов жизни. Отрыв внешнего от внутреннего, антиисторизм, т. е. переоценка случайного (заражения, заболевания), фактическое отрицание специфичности биологических явлений, сведение бесконечной и притом меняющейся суммы причин и условий к одной причине и т. д. — таков неполный перечень следствий прагматических позиций.

Если этиология — это отдельно взятый фактор, то чем по существу это отличается от древнеримской религии, согласно которой каждым процессом, каждым моментом любого процесса ведал отдельный бог? Чем это отличается от признания необходимости божественного первотолчка?

Сущность дела нисколько не меняется от того, что богом будет материальный элемент природы (микроб), наделенный не просто «силой» возбуждать процесс, но и силой закона природы (logos). От того, что догмам религии мы противопоставим догмы науки с одеревенелым представлением о причине биологических явлений, ничто не изменится в оценке той и другой догмы как религиозной.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Читайте далее:



Этот вопрос в мировой литературе еще не получил единогласного решения, и не получил потому, что для медицины и сейчас остается самым важным практический результат, а не научная правда [Литтре (Littre, 1801 — 1881)], или еще более резко: медицина — это «искусство лечить и только» [Труссо (Trousseau)]. В защищавшейся М. Пузыревским докторской диссертации в числе тезисов…

Одноактная «творческая» этиология, это и есть «духовное наследие» прошлого, отражающее определенный уровень сознания и мышления. Однозначность, односторонность и категоричность в построении каузальных связей не является чем-то лишь медицине свойственным, нечто аналогичное мы имели, например, в классической физиологии, в истолковании условного рефлекса как строго детерминированного отношения между командой и эффектом. В звонке, за которым следует выделение…

А. И. Герцен отвечает: «Она раскрывает отношения вещей, законы и взаимодействия и ей до употребления (разрядка наша — И. Д.) нет дела». В развитие той же мысли А. И. Герцен добавляет, что «без науки научной не было бы науки прикладной» и весь спор «науки для науки» и науки только для пользы — «вопросы, чрезвычайно дурно…

Медицина — наука, т. е. всестороннее изучение здорового и больного человека в целях предупреждения и лечения его болезней. В процессе познания возникают гипотезы и теории, освещающие накопленный материал, естественный и экспериментальный. Они же освещают путь практике. Всякое познание является историческим процессом отражения в сознании человека объективного мира. В этом познании переплетаются элементы чувственного и субъективного…

В древней Греции, где философы были врачами, а врачи — философами и где медицинская и философская мысль ориентировалась на человека как на конечную цель мироздания, как на центр материальной и духовной природы, возникло понятие «этиология». Оно и другие понятия не имели точного научного определения. Попытки включить в такое определение производящую причину (causa efficiens) порождали лишь…