7 августа 2009

Недооценка общих закономерностей природы

Продолжающаяся недооценка общих закономерностей природы, все еще наблюдаемое отрицание возможности и даже необходимости прямого действия на человека природных факторов, чрезмерное обособление наук, в данном случае медицины, как равно и пренебрежительное отношение к философскому осмысливанию добытых фактов, являются величайшим заблуждением, свидетельствующим прежде всего об отсутствии критического отношения к своей работе.

Хочется добавить, что в современном естествознании чрезвычайно и как никогда усилились интеграционные тенденции среди самых различных дисциплин, и в этом нельзя не видеть внутренней логики самой науки как отрасли человеческой деятельности. И медицина в теоретическом ее аспекте отнюдь не «отраслевая наука», если учесть интеграционные тенденции, которые охватили фактически все медицинские и немедицинские дисциплины, в этом нельзя не видеть наступления новой эры в самой медицине, а именно эры «методологического переоснащения».

Как бы развивая ту же мысль, Д. Бом указывает, что «способ бытия каждой вещи может быть определен лишь относительно других вещей, т. е. через взаимосвязь» и «изучению любой вещи проливает свет на другие вещи». «Причинные явления нельзя изучать вне свойств самих вещей, строящих причинные связи», а «причинные законы, которым подчиняется вещь, составляют фундаментальную и неотделимую сторону ее способа бытия» (Д. Бом).

Эти рассуждения правильны не только для физического мира, еще в большей степени они правильны для живых «вещей», для организмов, где «способы бытия» отнюдь не сводятся к случаю попадания одной «вещи» в другую. Случайность остается лишь одной из сторон реального процесса, связанного с бесконечным богатством реальных отношений между «вещами». Вне этих связей «вещь» остается абстракцией, а связь между такими «вещами» поверхностной ассоциацией.

Этиологические представления, главенствующие в инфекционной патологии, в принципе обособляют «вещи», т. е. микроб и организм, а тот и другой, взятые вместе, обособляют от бесконечности внешнего фона, на котором они существуют в природе. Диалектическое противоречие между этими же «вещами» воспринимается как нечто абсолютно противоположное, т. е. не как способ их бытия с его внутренними противоречиями, а как действие и противодействие в плане законов механики Ньютона. Не законы причинности, а законы случая, очевидно, выступают здесь на первый план.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Читайте далее:



В древней Греции, где философы были врачами, а врачи — философами и где медицинская и философская мысль ориентировалась на человека как на конечную цель мироздания, как на центр материальной и духовной природы, возникло понятие «этиология». Оно и другие понятия не имели точного научного определения. Попытки включить в такое определение производящую причину (causa efficiens) порождали лишь…

Общебиологический аспект в понимании болезней постепенно утрачивался. Сложные философские понятия, в том числе и этиология, потеряли свою комплексность. Теория инфекции свелась, в частности, к эмпирическому указанию на микробвозбудитель, так же как теория наследственности Вейсмана — к неизменяемым генам. В идейном отношении это явления одного порядка. Сюда же относится и теория детерминант, определяющих будто бы все…

Позитивизм и прагматизм лежали и в основе того, что медицина все больше стала замыкаться в рамках собственно медицинских дисциплин, даже если это были дисциплины, уходящие своими корнями в общий круг университетских наук, охватываемых понятием естествознания. Не микробиология, вирусология, биохимия, патология, физиология, а медицинская микробиология и вирусология, клиническая биохимия, клиническая патология, клиническая физиология стали претендовать на…

Оставаясь в кругу чисто медицинских представлений о вещах, достаточно глубокое познание которых возможно лишь в плане биологическом и естественноисторическом, многие исследователи стали жертвами интроспекции и антропоморфизма, столь охотно наделяющего предметы природы человеческими свойствами и способностями. Так же выглядели приукрашивающие, а фактически уродующие действительность идеалистические представления некоторых физиологов в отношении функций центральной нервной системы: последняя, по…

Сведение этиологии как учения о причинно-следственных отношениях к отдельно взятому фактору является религиозной идеей зла, злого духа или нечистой силы. И не случайно в истории науки понятие причинности постоянно связывалось с понятием силы, а сила — с активностью. Магическое действие этой силы основано не на знании причинной связи вещей, а лишь на вере, на субъективных…