7 августа 2009

Легенда о сотворении мира

Познавательный процесс обязательно расчленяет изучаемый объект, имеющий всегда много сторон, связей. Но важнейшим этапом познания всегда будет синтез, целостное представление об объекте, представляющем собой единство в многообразии. Только расчленение равнозначно абсолютизированию противоречия между противоположностями, составляющими единство. Это расчленение и лежит в основе научного суеверия, что организм и микробы в основном и прежде всего враги.

При таком расчленении из двух форм проявления причинности — случайности и необходимости — остается одна — случайность.

Стихийность эпидемий, многие тысячи заболевших, умерших — все это само по себе может быть причиной неадекватного отражения этих стихийных событий в сознании человека, если к тому же учесть трудности борьбы и недостаток научных знаний по существу явления. Сведение этиологии к фактору, выделение из закона (отношения) первопричины (как имманентного свойства «этиологического фактора») представляют собой типичный продукт уродующего влияния стихийных факторов на мышление и сознание.

Сотворение мира богом — легенда, созданная первобытным человеком при его первой попытке объяснить мир, его явления. Таковы гносеологические корни религиозного сознания и религиозной психологии. Общественные, исторические факторы, с одной стороны, развивали это сознание, с другой стороны, модифицировали «божественную сущность» явления, придавая ей более утонченные, не библейские, не церковные и даже атеистические формы.

Соответствующие абстракции иногда выглядели даже научно, оставаясь объективно той же легендой. По мысли П. Лафарга, наука сама по себе вообще не способна освободить человека от идей бога. Больше того, и с этим нельзя не согласиться, самые глубокие суеверия процветают не в темных деревнях, а в цивилизованных столицах и среди образованных буржуа. Таков же смысл высказываний Н. И. Пирогова о научных (трудно искореняемых) и народных (легче искореняемых) предрассудках.

Легенда о сотворении мира отражала необходимость мышления и познания явлений объективного мира, а одновременно бесконечную сложность акта познания, не говоря об исторически обусловленных недостатках мышления, ограниченности последнего. Примитивное, в общем, рассудочное мышление не раскрывало каких-либо закономерностей природы, оно навязывало, «творило» эти закономерности в меру человеческой фантазии и общественной практики.

В легенде о сотворении мира имеется объективное отражение сущности природы человека, «творящего» в мире и преобразующего последний.

Творить — это первое и основное, что было осознано человеком в борьбе за существование, как абсолютно необходимая предпосылка самого существования. Мышлению первобытного человека чужда была идея развития как ведущей закономерности в природе. Идея творения подменяла идею развития, произвольная деятельность верховного существа, идея первопричины, первоначала, идея жизненной силы, просто силы — главенствовали в ассоциациях.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Читайте далее:



А. И. Герцен отвечает: «Она раскрывает отношения вещей, законы и взаимодействия и ей до употребления (разрядка наша — И. Д.) нет дела». В развитие той же мысли А. И. Герцен добавляет, что «без науки научной не было бы науки прикладной» и весь спор «науки для науки» и науки только для пользы — «вопросы, чрезвычайно дурно…

Медицина — наука, т. е. всестороннее изучение здорового и больного человека в целях предупреждения и лечения его болезней. В процессе познания возникают гипотезы и теории, освещающие накопленный материал, естественный и экспериментальный. Они же освещают путь практике. Всякое познание является историческим процессом отражения в сознании человека объективного мира. В этом познании переплетаются элементы чувственного и субъективного…

В древней Греции, где философы были врачами, а врачи — философами и где медицинская и философская мысль ориентировалась на человека как на конечную цель мироздания, как на центр материальной и духовной природы, возникло понятие «этиология». Оно и другие понятия не имели точного научного определения. Попытки включить в такое определение производящую причину (causa efficiens) порождали лишь…

Общебиологический аспект в понимании болезней постепенно утрачивался. Сложные философские понятия, в том числе и этиология, потеряли свою комплексность. Теория инфекции свелась, в частности, к эмпирическому указанию на микробвозбудитель, так же как теория наследственности Вейсмана — к неизменяемым генам. В идейном отношении это явления одного порядка. Сюда же относится и теория детерминант, определяющих будто бы все…

Позитивизм и прагматизм лежали и в основе того, что медицина все больше стала замыкаться в рамках собственно медицинских дисциплин, даже если это были дисциплины, уходящие своими корнями в общий круг университетских наук, охватываемых понятием естествознания. Не микробиология, вирусология, биохимия, патология, физиология, а медицинская микробиология и вирусология, клиническая биохимия, клиническая патология, клиническая физиология стали претендовать на…