31 октября 2011

Фемара может оказаться лучше тамоксифена в предотвращении рецидива рака молочной железы

Фемара может оказаться лучше тамоксифена в предотвращении рецидива рака молочной железы

По данным нового исследования, препарат летрозол, применяемый при лечении рака молочной железы и известный под торговым названием Фемара, может оказаться более эффективным, чем тамоксифен в предотвращении повторного появления рака молочной железы и увеличении выживаемости среди пожилых женщин с чувствительным к гормонам раком молочной железы. В своей работе, которая была опубликована в выпуске журнала «Ланцет – Онкология» за 21 октября, ученые обновили данные продолжающегося в настоящее время исследования с участием 8000 женщин, в ходе которого эффект от двух препаратов сравнивается как после их применения по отдельности, так и после последовательного применения и Фемары и тамоксифена.

Исследование показало, что Фемара превзошла тамоксифен в отношении повторного появления рака молочной железы и выживаемости. Более того, прием только Фемары оказался более эффективным, чем последовательный прием этого препарата после тамоксифена. Это исследование было частично спонсировано компанией Novartis, которая является производителем Фемары. Чувствительный к гормонам рак молочной железы стимулируется гормоном эстрогеном, и его блокировка может помочь предупредить повторное появление заболевания. Фемара принадлежит к группе лекарственных препаратов против рака молочной железы, известных как ингибиторы ароматазы. Эти препараты блокируют выработку эстрогена организмом при помощи фермента ароматазы. Тамоксифен является модулятором эстрогеновых рецепторов избирательного действия, это значит, что он действует как эстроген только в определенных видах тканей, в частности в тканях молочной железы. Ингибиторы ароматазы назначают отдельно или в сочетании с тамоксифеном.

После восьмилетнего наблюдения команда исследователей из США, Европы и Австралии обнаружила, что «по сравнению с женщинами, которым был назначен только тамоксифен, у женщин, принимающих Фемару в течение пяти лет после курса лечения рака молочной железы, риск повторного появления заболевания снизился на 20%, а вероятность летального исхода – на 21%», — объяснила в пресс-релизе одна из ведущих авторов исследования Мередит Реган из Онкологического Института Дана-Фарбер в Бостоне.

По данным исследовательской группы, ни последовательное применение тамоксифена после Фемары, ни их применение в обратном порядке, существенно не снизили вероятность рецидива или летального исхода по сравнению с применением только Фемары. «Применение только Фемары – это лучший выход», — говорит доктор Стефани Берник, заведующая отделением хирургической онкологии в госпитале «Ленокс Хилл» в Нью-Йорке. «Была надежда на то, что комбинированное лечение повысит выживаемость, но она не оправдалась», — говорит Берник, которая не принимала участия в исследовании.

Пациенткам, оставшимся в живых после рака молочной железы и принимающим тамоксифен, стоит обсудить возможность выбора препарата со своим врачом. «Поговорите со своим врачом о переходе на ингибиторы ароматазы», — говорит Берник. «Тамоксифен по-прежнему является хорошим препаратом, но ингибиторы ароматазы действуют эффективнее. Если смена лекарственного препарата планировалась, вы можете попросить вашего врача перейти непосредственно на ингибиторы ароматазы», — добавляет она.

Доктор Ханна Линден, химиотерапевт из Сообщества по борьбе с раковыми заболеваниями в Сиэтле, говорит, что многие женщины не хотят принимать эти лекарственные препараты из-за страха перед побочными эффектами и желания забыть о пережитом заболевании. «Исследование делает акцент на важности приема этих препаратов. В нем не говорится, что у них нет побочных эффектов – конечно, они есть», — говорит она.

В число серьезных побочных эффектов Фемары входят переломы костей и повышение уровня холестерина. Некоторые исследователи предполагают, что ингибиторы ароматазы также могут повышать риск заболеваний сердца. Побочные эффекты тамоксифена могут включать образование тромбов, инсульт, рак матки и помутнение хрусталика. Доктор Маура Диклер, специализирующийся на раке молочной железы химиотерапевт из онкологического центра «Мемориал Слоан Кеттеринг» (the Memorial Sloan-Kettering Cancer Center) в Нью-Йорке, говорит, что какое-то время ингибиторы ароматазы были самыми лучшими среди препаратов, которые она назначала женщинам с эстроген-позитивным раком груди.

«Однако некоторые женщины стали жаловаться на боль в суставах и другие неприятные побочные эффекты, вызываемые ингибиторами ароматазы, и были вынуждены вернуться к приему тамоксифена», — говорит Диклер. «В таких случаях ингибиторы ароматазы могут принести пользу, если их принимать в течение какого-то времени», — замечает она. «Мы можем индивидуально подобрать курс лечения для каждой женщины, учитывая побочные эффекты и переносимость препарата». «Для некоторых женщин проблемой может оказаться стоимость лекарства. Однако разница в цене этих двух препаратов сокращается. Сейчас доступен непатентованный препарат Фемара, что помогает снизить его стоимость, хотя даже в этом случае тамоксифен обходится дешевле», — говорит Диклер.

«В целом, это интересная работа с более продолжительным периодом наблюдения», — говорит Диклер об исследовании. Так как прошлые результаты были получены в 2005 году, количество женщин, у которых случился рецидив, возросло на 32%. «Такие женщины в течение долгого времени могут чувствовать себя хорошо и повторно заболеть только через много лет», — говорит она. «Это служит нам напоминанием о том, что через 5-10 лет после лечения вероятность заболеть повторно такая же, как в первые пять лет. Рак молочной железы является неактивным заболеванием – оно может отступить на долгое время, но рецидив может все-таки случиться».


Источник: medicinenet.com 
Перевод: Medkursor.ru



Состояния, сопутствующие легкой форме COVID-19

Венское исследование MedUni предоставляет новую информацию для лучшего понимания болезни и потенциальных биомаркеров для разработки вакцины. В исследовании, недавно опубликованном в ведущем журнале Allergy, группа ученых MedUni Vienna под руководством иммунолога Винфрида Ф. Пикла и аллерголога Рудольфа Валента (оба из Центра патофизиологии, инфектиологии и иммунологии) показала, что существует семь «форм болезней» при COVID-19 с легким…

Апигенин снижает когнитивные нарушения в мышиной модели синдрома Дауна

У мышей, получавших апигенин, были лучшие показатели памяти и вехи развития. Согласно исследованию, проведенному учеными из Национального института здравоохранения и других учреждений, растительное соединение апигенин улучшило когнитивные нарушения и дефицит памяти, обычно наблюдаемые на мышах с синдромом Дауна. Апигенин содержится в цветках ромашки, петрушке, сельдерее, мяте перечной и цитрусовых. Исследователи скармливали соединение беременным мышам, несущим…

Как иммунная система обнаруживает скрытых «злоумышленников»?

Исследования, проведенные доцентом Техасского университета A&M Вонмуком Хвангом, привели к лучшему пониманию того, как компоненты иммунной системы организма находят вторгшиеся или поврежденные клетки, что может привести к новым подходам к лечению вирусов и рака. Хван, доцент кафедры биомедицинской инженерии Техасского университета A&M, написал об этом в статье, недавно опубликованной в журнале Proceedings of the National…

Прорыв в регенеративной стоматологии

Новые знания о клеточном составе и росте зубов могут ускорить развитие регенеративной стоматологии — биологической терапии поврежденных зубов, а также лечения чувствительности зубов. Исследование, проведенное учеными из Каролинского института, опубликовано в Nature Communications. Зубы развиваются в результате сложного процесса, в котором мягкие ткани с соединительной тканью, нервами и кровеносными сосудами соединяются с тремя различными типами…

Долгосрочные неврологические последствия COVID-19

Готов ли мир к волне неврологических последствий, которые могут возникнуть в результате COVID-19? Этот вопрос находится в авангарде исследований, проводимых в Институте неврологии и психического здоровья Флори. Команда нейробиологов и клиницистов изучает потенциальную связь между COVID-19 и повышенным риском болезни Паркинсона, а также меры, чтобы опередить кривую. «Хотя ученые все еще изучают, как вирус SARS-CoV-2…