6 августа 2009

Теория инфекции

Даже самое выделение инфекционных болезней из числа прочих (неинфекционных) делается нами тоже достаточно произвольно, без учета принципа относительности, ибо фактически нет ни одного симптома или синдрома, который бы можно было назвать абсолютно инфекционным, нет ни одного возбудителя, который бы без осечки вызывал инфекцию.

Когда-то по соображениям практики инфекционные болезни отделились от прочих внутренних болезней. Теория инфекции от этого не выиграла, скорее проиграла, поскольку она была поглощена односторонними микробиологическими представлениями.

Случилось то, что бактериология, созданная «на пути разрешения важнейших биологических вопросов» (Н. Ф. Гамалея, 1909), не только уклонилась ют этой основной задачи, но фактически увела медицину от больших и принципиальных вопросов общей патологии в область практических задач, (понимаемых к тому же односторонне. «Бактериология, дурно понятая, увела врача от правды» [Р. Крюше (Crochet, 1955)]. «С древнейших времен — пишет Н. Ф. Гамалея — медицина является ареной борьбы двух противоположных взглядов на сущность болезни. Их можно назвать физиологической и специфической теорией.

По первой теории, больной организм не представляется качественно отличным от здорового, болезненные симптомы являются теми же физиологическими свойствами, видоизмененными лишь в своей интенсивности.

Против этой теории… с незапамятных времен в народном суеверии восставало противоположное воззрение, вышедшее с Парацельсом в научную медицину.

Бактериология — указывает далее Н. Ф. Гамалея — примкнула к этому онтологическому воззрению, провозгласив патогенного микроба единственной причиной инфекции».

Другими словами, теория инфекционной болезни стала фактически учением «о патогенном микробе», и природа последнего вытеснила в умах исследователей природу, т. е. сущность и специфичность самого процесса. «Бактерии — продолжает Н. Ф. Гамалея — стали всем, а животный организм, их хозяин, считался питательной средой для культуры бактерий». Воцарился своеобразный «шаблон причины», и ответы даются по этому «шаблону», когда «причины получают форму Деятеля, напоминающего… человека с его способностями к действиям» (И. М. Сеченов). «Эти формы — иронизирует И. М. Сеченов — самые обыденные, наглядные и приходятся по плечу всякому толкователю, какова бы не была степень его умственного развития».

Потребовался опыт десятилетий, чтобы этот «шаблон» был осознан.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Читайте далее:



Мы стоим на пороге «идейного воссоединения» внутренних болезней человека, включая сюда и инфекционные болезни. Приходится констатировать, что «в настоящее время уже не является легким определить точную границу между проблематикой эпидемиологии (инфекционных и неинфекционных болезней» [Рашка (Raška)], Бреслоу (Breslow, 1960) вообще рекомендует эпидемиологам «не ограничиваться исследованиями одних только инфекционных заболеваний», поскольку в текущем столетии произошли кардинальные…

Экзогенная инфекция может стать эндогенной и наоборот. Туберкулез, возникающий путем экзогенного заражения может, как указывалось, спустя десятки лет по затухании первичного очага дать эндогенную реинфекцию, т. е. по сути дела туберкулезную аутоинфекцию. Определяет ли специфичность микроба аутоинфекцию? Очевидно, нет. Единство эндогенных, и экзогенных инфекций заключается в том, что инфекты, принимаемые нами за экзогенные, фактически могут…

Важнейшее в проблеме аутоинфекции заключается в том, что в самом взаимоотношении микроба и организма последний выступает как «(первопричина» (если следовать терминологии моих оппонентов). Другими словами, практическое решение вопроса об этиологии эндогенных инфекций и эпидемий и о борьбе с ними лежит всецело в плоскости таких профилактических мероприятий, которые бы, с одной стороны, воздействовали на природу человека,…

Следует считать принципиальным пробелом наших знаний в области микробиологии и физиологии, что микрофлора, населяющая кишечный тракт, дыхательные пути, зев, кожу и т. д., не изучается ни как фактор пищеварения (в кишечнике), ни как потенциальный источник инфекционных процессов. Вера в «инфекцию» как абсолютно внешнюю силу заслонила изучение динамики микробиологических, по существу своему адаптационных процессов внутри и…

Механическая передача инфекта от лица к лицу в ходе эпидемии не имела бы никакого значения, если бы лицо, т. е. индивидуум, по-своему не отвечал на инфект. Это индивидуальное всегда обнаруживается в эпидемии в виде массы не только манифестирующих, но и среднетяжелых, легких и совсем глухих форм, не говоря о массовом носительстве. Многие эпидемии фактически являются…