6 августа 2009

Рак

Ни одна проблема медицины не породила такого количества «мамкиных сказок», т, е. наукообразных мифов, как проблема рака.

Еще несколько лет назад один научный работник упорно защищал теорию, согласно которой раковая клетка — это чужеродный паразит, т. е. существо, пожирающее части тела.

Это в принципе мало чем отличается от этимологического смысла слова «рак»: karkinos (греч.), cancer (лат.) — речной рак. В то же время этот миф очень показателен как пережиток давно-давно прошедшего, когда первобытный человек создавал своим воображением то олицетворенного деятеля, то ту или иную «силу» или какой-нибудь «дух».

Проблема рака здесь не одинока: разве теория «психической силы», лежащей будто бы в основе неврозов (Фрейд), не воскрешает «средневековой демонологической теории одержимости души злыми духами» (Уэллс).

Здесь не место анализировать теорию рака. Достаточно сказать, что уже множество этих теорий само по себе говорит об отсутствии теории. С позиций этиологии как учения о причинных связях, о взаимоотношениях организма и среды опухоли оказываются еще более сложным явлением, чем нервно-психические, сердечнососудистые заболевания или инфекции. Великое множество канцерогенов не позволяет сделать заключения, что внешняя «первопричина» рака найдена.

Это множество послужило скорее другой задаче — углубить самую постановку вопроса об этиологии и сущности рака, оно помогло теоретической мысли окончательно освободиться от упрощенной формулы, согласно которой причина равна действию или что у заболевания есть определенная «первопричина», всегда лежащая именно в окружении заболевшего.

На примере опухолей лучше всего, опровергается положение о возможности сведения вопроса о сущности явления к вопросу о его причине (в одностороннем и привычном употреблении этого понятия).

Что только не выдвигается причиной развития опухоли в житейской, а особенно в экспериментальной практике? Сотни разнообразных по химическому составу канцерогенов (в том числе эндогенных), физические факторы (травма, ультрафиолетовые лучи, ионизирующая радиация), бактерии, вирусы, паразиты, не говоря о пороках развития, т. е. о тех или иных проявлениях дизонтогенеза.

Очевидные «причины» часто вообще выпадают (подавляющее большинство опухолей человека) или уходят в историю развития индивидуума, его наследственность. Правда, у человека это сравнительно редкие случаи, но у некоторых животных это основная закономерность (чистые линии).

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Читайте далее:



Если мы будем исходить из положения, что между нервными и не нервными, заболеваниями нет абсолютных граней и что в патогенезе «не нервных» заболеваний всегда принимают какое-то участие нервные механизмы (по автору, именно «организующее» участие), то законным будет предположение, что «нервный компонент» при всех заболеваниях (инфекционных, неинфекционных, нервных, психических) заключается именно в тех или иных особенностях…

Если вопрос о морфологическом обособлении какого-то комплекса не встречает возражений (теория «ракового зачатка», «рост из самого себя» и т. д.), то сложнее обстоит дело с вопросом о функциональном обособлении, которое вряд ли можно понимать буквально, т. е. как отсутствие каких-либо влияний на формирующийся или уже сформированный зачаток. Правильнее говорить о выпадении нормальных, например формообразовательных влияний,…

Привлекает к себе внимание факт, что именно сердечнососудистые заболевания у человека выступают в настоящее время на первый план. После 40 лет практически ни один человек не свободен от атеросклероза, хотя переход последнего в болезнь у 80—85% пожилых людей так и остается лишь возможностью. Если в разрешении проблемы долголетия мы будем искать препятствий и трудностей, то…

Трудно дать «каталог» аллергических заболеваний, да вряд ли в этом есть и необходимость, так как любой процесс в каких-то условиях из нормергического может превратиться в аллергический, будет ли это гипергия или гиперергия, т. е. пониженная реактивность или повышенная. Опыт по воспроизведению у животных аллергических реакций, местных и общих, говорит о том, что эти реакции сформировались…

Законы приспособления, приспособительной изменчивости, прогрессивности, целесообразности являются всеобщим для органической жизни. Эти идеи аннулируют и грани между физиологическими и патологическими явлениями, как будто бы качественно особенными. Дело в том, что болезни человека, как и все физиологические «процессы, не случайны. Как мы видели, они исторически обусловлены. Отсюда проистекает кардинальная задача медицины — познать этиологические и экологические…