6 августа 2009

Изучение формообразовательных процессов

Вне изучения формообразовательных процессов познание органической жизни выглядело бы совершенно абстрактно. Именно формообразовательные процессы в организме, здоровом и больном, являются ведущими. Они, будучи направленными, являются объективными свидетелями наличных каузальных связей в процессе обусловливая его закономерную локализацию.

Из этого следует, что морфологические данные, получаемые при изучении любого биологического процесса, не есть какая-то особая система форм, обособленная от системы функций. Это чисто рассудочные аспекты, искусственно разделяющие неделимое в познании. Самая постановка вопроса о внешнем и внутреннем в этиологии процесса по смыслу сказанного запрещает видеть в форме лишь внешнюю сторону явления.

Подразделение причин болезней на внешние и внутренние по сути дела лишено смысла. Внутренних причин болезней в абсолютном смысле этого слова вообще не существует. В частности, и все наследственные заболевания в конечном итоге имели какие-то внешние факторы, создавшие то или иное наследственное предрасположение, в дальнейшем закрепившееся в потомстве.

Но это именно предрасположение, которое для своей реализации все же требует тех или иных внешних «разрешающих» факторов. Другими словами, и предрасположением еще не самодовлеющая причина болезни, а только лишь ее возможность.

Против господствующего в теоретической и практической медицине положения, что этиология болезней сводится к факторам внешней среды, ничего нельзя было бы возразить, если бы при этом не подразумевалось, что это лишь факторы индивидуальной жизни (быт, образ жизни, профессия и т. п.), что они случайны для заболевшего и что действующая причина — самодовлеющий и притом абсолютно внешний этиологический фактор.

Отсюда делается вывод, что возникшая болезнь — это случай из жизни заболевшего, случай из врачебной практики. При этом вся история этой болезни (тифа, гипертонии, рака и т. д.) обычно укладывается в какие-то сроки, дни, месяцы, иногда лишь годы, поскольку уже давно родилась догадка, что подчас причины болезней «закрадываются» и «начинают действовать в организме раньше, чем больной делается объектом медицинского внимания» (И. П. Павлов).

Лишь в особых случаях эти сроки выходят за пределы индивидуальной жизни, и ее называют тогда наследственной. Так или иначе подавляющая масса, медицинских заключений, касающихся этиологии болезни, не выходит за пределы сегодняшнего человека и каких-то обычно ближайших отрезков жизни. Ошибочность этой концепции заключается в ее антиисторичности, в сведении истории болезни, к истории индивидуальной жизни, даже если учесть поправку И. П. Павлова.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Читайте далее:



Связь болезней человека с социально-экономическими и гигиеническими факторами остается ассоциативной связью, пока очень мало раскрывающей связи внутренние, т. е. каузальные. Другими словами, говоря об этиологической роли социально экономических и гигиенических факторов, мы все же не в праве в этой роли видеть все, т.е. этиологию болезни. Это слишком общая, декларативная постановка вопроса, особенно если учесть, что…

Вульгарный социологизм и антропоцентризм, к сожалению, окрашивает рассуждения многих деятелей медицины. Так, И. И. Рагозин, справедливо указывая, что наши понятия, например, понятие эпидемиологии, должны быть связаны «с пониманием сущности науки», пишет об эпидемиологии, как о науке, изучающей причины возникновения и закономерности распространения эпидемий в человеческом обществе (подч. И. В. Давыдовский). Так же, т. е. с…

Фактически почти все болезни человека, все патологические процессы в этиологическом и анамнестическом отношении уходят за пределы индивидуума, являясь болезнями видового и межвидового значения. Травматические повреждения не противоречат сказанному: физическое нарушение тканей, т. е. травма — это сегодняшний день и час, развертывающийся вслед за травмой травматический процесс — это далекое прошлое по своему историческому развитию и…

Назрела острая необходимость изучения биологических закономерностей, которые позволили бы раскрыть подлинные причинно-следственные связи между травмирующим фактором и травматическим процессом, между внедрением инфекта и инфекцией, между канцерогеном и раковым процессом и т. д. Только такое изучение позволит сказать, что врачу действительно «открыты все тайны природы» и что он «приобщен к этим тайнам больше, чем все остальные…

Этиология болезни есть закон, вскрывающий взаимосвязи и взаимодействия, приближающий к познанию сущности болезни. Но это и будет подтверждением самого общего положения, по которому «закон и сущность — понятия однородные» (В. И. Ленин). Клиническая практика показала, эксперимент подтвердил, что причина как внешний фактор вообще не равна действию. Действие всегда опосредовано, если это не просто физическое уничтожение…