7 августа 2009

Абсолютно решающий эксперимент

Абсолютно решающего эксперимента, по-видимому, не существует, особенно в биологии, где так много неизвестных величин, затрудняющих постановку надежно контролируемого эксперимента. Если речь идет о теории, то эксперимент «не может полностью и окончательно подтвердить» ее потому, что «один и тот же результат может следовать из разных теорий». С наибольшей и все же с неабсолютной точностью эксперимент может опровергнуть то или иное предположение, и, таким образом, служить средством проверки научных положений и гипотез.

Человек не прибегал бы к эксперименту, если бы его удовлетворяло наблюдение естественного хода вещей. Многие исследователи [Гертвиг (Hertwig)] в принципе отдавали предпочтение именно наблюдению, коль скоро «природа является по меньшей мере столь же надежным учителем», и коль скоро явления природы строго закономерны, а результаты экспериментов человека «всегда обнаруживают некоторые колебания».

Более резко, почти отрицательно, высказывается об эксперименте Мюллер, указывая, что «нет ничего труднее, как произвести надежный физиологический опыт», т. е. правильно истолковать «ответ» природы, насильственно испытываемой. Вспоминается и высказывание И. П. Павлова, согласно которому болезнь как физиологический опыт природы не может быть полностью воспроизведена в физиологической лаборатории. Действительно, все попытки И. П. Павлова и его школы экспериментально получить патологические состояния высшей нервной деятельности в конце концов оказались грубыми моделями некоторых заболеваний головного мозга у людей.

Ведь опыт (как экспериментальная модель) никогда не ошибается, ошибается разум, который часто ожидает от опыта результатов, которые он вообще не может дать. Ошибка разума обычно в том, что он или переоценивает реальные возможности опыта, или преувеличивает его результаты, принимая вероятность за достоверность или очевидность там, где на лицо лишь некоторые, притом поверхностные аналогии.

Однако наибольшая ошибка в оценке результатов опыта возникает тогда, когда опыту не предшествует тщательное и всестороннее изучение явления посредством наблюдения естественного хода этого явления. Другими словами, если неправильно противопоставлять эксперимент наблюдению, то неправильно и экспериментировать без предварительного изучения явления, как оно выглядит в природных условиях.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Читайте далее:



Рассмотрим особо проблему моделирования атеросклероза. Экспериментальная модель последнего показательна во многих отношениях. Кролику, травоядному животному, вводится в желудочно-кишечный тракт в течение длительного периода огромное количество холестерина, т. е. фактически чуждого для него продукта питания. Но ведь на протяжении всей истории человечества продукты, содержащие холестерин, были нормальными ингредиентами питания. Огромное значение холестерина для многообразных функций организма…

Моделирование всегда упрощает оригинал, создавая условную адекватность модели оригиналу. Однако важно учитывать и степень упрощения в самом методе проведения опыта, т. е. степень деформации естественных условий развития моделируемого объекта. В принципе эта деформация делает модель атеросклероза и оригинал его разнокачественными по существу. Еще в большей мере сказанное следует отнести к таким опытам, как декортикация с…

За пределами экспериментальной онкологии, т. е. в жизни человека и животных, этиологическим фактором фактически является сама жизнь, эмбриональное и постэмбриональное развитие организма с определенной наследственной основой, в определенных условиях существования. Как правило, отпадает вопрос о наличии какой-то «главной причины», лежащей во внешней среде, окружающей заболевшего раком. Имеющиеся исключения из этого правила только подтверждают последнее. Отсюда…

История экспериментального моделирования болезней поучительна во многих отношениях и прежде всего для решения принципиальных вопросов, связанных с этиологией. Она поучительна также и в плане общей методологии биологического эксперимента, его теоретических основ и практических выводов из него. Необходимо отдавать отчет в том, что всякая модель является известным упрощением, лишь более или менее наглядной копией оригинала, какой-то…

Всякий опыт является «насильственным испытанием природы» (И. Мюллер, Muller), ее законов. Сама «природа не нарушает своих законов» (Леонардо Да Винчи). Однако всякий опыт, всякое моделирование (инфекции, рака, гипертонии и т. д.) неизбежно сопряжено с каким-то нарушением законов и нередко с искажением последних, поскольку закон еще не известен экспериментатору и в основе соответствующих поисков лежат подчас…