24 июня 2011

Соблюдение временного интервала между инъекцией мозгового экстракта доноров и проверкой навыка у реципиента

Чрезвычайно важным, по мнению G. Ungar, является соблюдение временного интервала между инъекцией мозгового экстракта доноров и проверкой навыка у реципиента, между временем последнего сеанса обучения и получением мозгового экстракта, которое должно составлять, по мнению автора, соответственно не менее 10 и 6 дней.

Характерно, что химический перенос вырабатываемого навыка наблюдался и в том случае, когда животных-реципиентов не обучали, а лишь помещали в сходную экспериментальную ситуацию (например, помещали в темное отделение камеры без электрического воздействия). Было убедительно показано, что перенос навыка не связан с передачей специфического агента, связанного со стрессом [Ungar G., 1977, 1979].

Выясняя химическую природу фактора боязни темноты, G. Ungar [1977] предположил, что он представляет собой пептид, который образует комплекс с РНК, диссоциирующий при соответствующем рН среды. Этот комплекс обнаруживается в цитоплазме или в синаптических соединениях. Однако впоследствии G. Ungar отметил, что низкая степень очистки РНК в выделенных мозговых экстрактах не позволяет считать РНК основным фактором переноса навыка.

Об этом же свидетельствуют результаты исследований F. Bianco с соавт. (1976), в которых введение крысамдонорам экстрактов мозга, обогащенных фракцией РНК, не обеспечивало возможности переноса выработанного навыка условного активного избегания. Напротив, введение одной пептидной фракции было весьма эффективным, ибо животные-реципиенты достигали оптимального критерия обучения, как и крысыдоноры, за 8 сеансов. Обработка факторов переноса навыков протеолитическими ферментами вызывает их инактивацию и невозможность последующего обучения, что также позволяет думать о полипептидной природе фактора [Domagk G. F. et al., 1976].

Использованный затем G. Ungar метод биопробы, включающий выделение активного пептида, его очистку, структурную идентификацию, синтез и сравнение биологической активности синтезированного и выделенного из мозга пептида, определение его содержания в различных тканях, позволил ему выделить целый ряд пептидов, обусловливающих специфические формы поведения. К настоящему времени выделены скотофобин (пентадекапептид), определяющий боязнь темноты, амелитин (гексапептид: глуалаглутирсерлиз), синтезирующийся во время привыкания крыс к звуку электрического звонка, хромодиопсины — пептиды, выделенные из мозга золотых рыбок, обученных избегать той части аквариума, стенка которого окрашена в голубой или зеленый цвет. Любопытно, что введение скотофобина в желудочки мозга золотых рыбок также выявило феномен боязни темноты, который исчезал после удаления эпифиза. Показано [Satake N. et al., 1979], что это действие скотофобина связано с уменьшением содержания мелатонина и, возможно, серотонина и N-ацетилсеротонина.

Из мозга кролика получен нанопептид, вызывающий сон и появление дельтаволн на ЭЭГ [Schoenenberger G. H. et al., 1977]. Из мозга золотых рыбок, обученных плаванию в горизонтальном положении с прикрепленным поплавком, выделен и очищен пептид, содержащий от 20 до 25 аминокислот [Shashoua V. E., 1977].

Выделен также целый ряд пептидов у мышей, обученных побежкам в лабиринте, и у крыс, обученных пассивному избеганию электрошока в камере с платформой. Г. А. Вартанян и Ю. В. Балабанов (1979) выделили низкомолекулярный пептид, фиксирующий позиционную асимметрию у интактных крыс после введения экстрактов мозга доноров с удаленной половиной мозжечка. S. Schreiber и соавт. (1977) отмечали повышение чувствительности интактных мышей к аудиогенным судорогам при введении им экстрактов мозга крыс с эпилепсией. Некоторые из этих пептидов уже синтезированы.

Введение их животным-реципиентам вызывало у последних аналогичные поведенческие реакции. Тем не менее до последнего времени многие авторы считают, что феномен переноса навыков от одного животного к другому путем инъекции мозговых экстрактов требует дальнейшего экспериментального подтверждения [Rainbow Т. С, 1979].

«Нейрохимические и функциональные основы долговременной памяти»,
Ю.С. Бродкин, Ю.В. Зайцев



Белки головного мозга в соответствии с их функциями подразделяют на структурные, регуляторные (ферменты, гормоны) и рецепторные, локализующиеся преимущественно в области синаптических мембран. Такое деление в известной степени условно, поскольку один и тот же белок может участвовать в различных процессах. Основные данные о структуре и функциях нейроспецифических белков головного мозга были получены в течение последних 15—18…

Полагают [Moore B. W., 1973], что S-100 синтезируется преимущественно в астроцитах, олигодендроцитах. Однако некоторые исследователи обнаруживают его и в нейронах, где он присутствует главным образом в мембраносвязанной форме. В настоящее время довольно подробно изучена динамика накопления S100 в онтогенезе в мозге разных животных. Так, у новорожденных морских свинок его уровень чрезвычайно высок, а его распределение…

Изменения синтеза белка S-100, которые происходят при сенсорной стимуляции и запоминании вырабатываемых навыков, описаны Н. Hyden [Hyden H., 1977, 1979]. Так, при обучении крыс получать пищу непредпочитаемой лапой он наблюдал избирательное накопление белка в гиппокампе через 4 дня после обучения, причем этот процесс сопровождался нарастанием уровня ионов Са++. Параллельно отмечалось повышение включения 14С-лейцина в высокомолекулярные…

В отличие от S-100 и других кислых белков, белок 14-3-2, выделенный впервые из мозга быка [Grasso A. et al, 1969], локализуется исключительно в нейронах. Его относительная молекулярная масса составляет 46 000—50 000. Интересно, что он обнаружен в мозге всех млекопитающих. Предполагается, что этот белок является основным компонентом растворимых белков в синаптосомах (Grasso A. et al.,…

Образование новых белков

Основной вопрос, который возникает при изучении роли низкомолекулярных пептидов в формировании и хранении специфических типов поведения — образуются ли в этом случае совершенно новые белки или они имеются и до обучения, но в количествах, недостаточных для проявления специфической функции данного пептида? Некоторые придерживаются именно последней точки зрения [Дергачев В. В., 1977; Shashoua V. E., 1977]….