19 января 2012

Цитотоксическая сыворотка для стимуляции физиологической системы соединительной ткани

Идея использования для стимуляции физиологической системы соединительной ткани именно цитотоксической сыворотки явилась логичным продолжением его предыдущих исследований. Еще в 1909 г. в своей докторской диссертации А. А. Богомолец доказал возможность повышения функциональной активности ткани надпочечника под влиянием малых доз специфичной для этого органа цитотоксической сыворотки.

Для того чтобы получить возможность учитывать содержание в АЦС основного действующего начала антител — цитотоксинов, без чего невозможна ее точная дозировка, А. А. Богомолец в 1923 г. модифицировал реакцию связывания комплемента Борде — Жангу, применив в качестве антигена ткань, аналогичную той, для которой были выработаны антитела. Это дало возможность определять титр антител, а следовательно, разрабатывать дозировки этой сыворотки, в результате чего в 1936— 1937 гг. АЦС впервые была применена в клинике.

В дальнейшем в многочисленных исследованиях учеников и последователей А. А. Богомольца у нас в стране и за рубежом было неопровержимо доказано, что применение АЦС дает хорошие результаты при всех состояниях организма, сопровождающихся понижением функции физиологической системы соединительной ткани, которая выполняет в организме трофическую, пластическую и защитную функции, что определяет ее важную роль в жизнедеятельности организма.

Поэтому применение АЦС показано во всех случаях, когда наблюдается снижение реактивных, трофических и пластических способностей организма, а также его анаболических процессов. В связи с этим АЦС как средство патогенетической терапии нашла применение в хирургической, онкологической, гинекологической, офтальмологической и терапевтической клиниках.

Свойство АЦС повышать пластические функции соединительной ткани определяет использование ее в хирургической клинике для ускорения срастания костных переломов (Богомолец, 1944) и ускорения заживления ран и хронических язв (Березов, 1945; Maltz е. а., 1948; Loiseleur, 1956; Ищенко, Левчук, 1967). К. К. Березовский и соавторы (1967, 1969) при подготовке к операции больных с приобретенными пороками сердца применили стимулирующие дозы АЦС в комбинации с другими средствами.

Многочисленными экспериментальными и клиническими данными доказана целесообразность применения АЦС-терапии при лечении онкологических больных. Еще в 1927 г. А. А. Богомолец и И. М. Нейман впервые показали, что в организме мышей, которым предварительно вводили стимулирующие дозы АЦС, перевиваемые раковые опухоли рассасывались значительно чаще, чем у контрольных животных. Эти данные в дальнейшем были подтверждены советскими и зарубежными учеными в различных вариантах опытов с разными опухолями.

Интересно, что при этом была обнаружена также задержка метастазирования имплантированных опухолей (Movitz е. а., 1949).

Дальнейшее развитие этих исследований проводится в направлении изучения комбинированного воздействия стимулирующих доз АЦС с противоопухолевыми препаратами (Дядюша и др., 1972). Особенно эффективно применение стимулирующих доз АЦС у онкологических больных в послеоперационный период и после лучевой терапии, побочным действием которой является угнетение защитных функций организма (Ищенко, Левчук, 1967).

Сочетание применения АЦС с химиотерапией и лучевой терапией целесообразно потому, что, как показано рядом авторов, стимулирующие дозы АЦС способствуют более быстрому восстановлению функций организма после различных неблагоприятных воздействий.

Так, по данным И. В. Савицкого (1956, 1960), небольшие дозы АЦС способствуют более быстрому восстановлению фибриногена и альбумина в регенерации форменных элементов крови после кровопотери, а также значительно уменьшают нарушения белкового и углеводного обмена после воздействия ионизирующей радиации и химического отравления. Аналогичные данные приводят Г. А. Гусейнов (1955), П. А. Карасев (1962), И. В. Зарецкая и Т. Т. Богомолова (1966).


«Действие специфических цитотоксических сывороток
на половые железы», под ред. Р.Е.Кавецкого



Агол В. И. Окислительные процессы в обработанных антисывороткой опухолевых клетках. — Биохимия, 1961. 26, вып. 5, с. 846 — 854. Адо А. Д. Антигены как чрезвычайные раздражители нервной системы. М., Изд-во Акад. медиц. наук СССР, 1952. 203 с. Адо А. Д. Макромолекулы и клеточные мембраны. — В кн.: Патология мембранной проницаемости. М., 1975, с. 9…

Вениери 3. А., Кузнецова Н. И., Азбукина В. Д. Опыт лечения нейротоксической сывороткой больных шизофренией. — Журн. невропатологии и психиатрии, 1958, 58, № 6, с. 705 — 709. Вершигора А. Е. Основы иммунологии. К., «Вища школа», 1975. 318 с. Викторов К. Р. Цитотоксины и их значение в зоотехнии, ветеринарии и медицине. М., Сельхозгиз., 1946. 59…

Кавецький Р. С. Спроба вiдновлення функцii Фiзiологiчноi системи сполучноi тканини старого органiзму. — Мед. журн., 1939, 9, вып. 3, с. 739 — 746. Казакова Л. П. Влияние АЦС на осмотическую резистентность эритроцитов и ретикулоцитов. — Труды Крым. мед. ин-та, 1948, 12, с. 45 — 46. Казначеев В. П., Штарк М. Б., Леутин В. П., Шевчук…

Павлов А. Д., Бармина Е. Ф. Действие нефроцитотоксической сыворотки (НЦС) на синтез рибонуклеиновых кислот. — В кн.: Цитотоксины в современной медицине. Т. 5. К., 1969, с. 48 — 53. Павловская Н. Н. К вопросу о физиологическом действии оварио- и гипофизоцитотоксических сывороток на белых мышей. — Труды Казан. научно-исслед. вет. ин-та. 1950, 11, с. 175 —…

Becker Е. L. Inhibition of complement activity bi Di-isopropyi fluorphosphate. — Nature (Lond.), 1955, 176, p. 1073 — 1095. Belfanti, Carbone. Produciene di sostanze tossiche nel di animali inoculati con jangue eterogenia. — Giorn. R. Accad. di Med. di Torino, 1898, N 8, p. 321 — 332. Bezredka A. La leucotoxine et son action sur…