24 мая 2011

Шестая серия экспериментов (Результаты исследования)

Результаты исследования свидетельствуют о том, что это не связано с большей способностью больных к абстракции. Наши данные показывают, что больные не более (и не менее) здоровых способны к абстрагированию, к отвлечению того или иного свойства от всей массы остальных признаков объекта или явления.

Дело не в изменении способности к абстрагированию, а в изменении круга свойств (за счет актуализации латентных), которые абстрагируются.

Одновременно с этим полученные результаты показывают, что больные одинаково успешно оперируют как чувственно конкретным, так и абстрактным содержанием, что у них не больше, чем у здоровых, комплексных, конкретноситуационных обобщений. Эти данные подтверждают ошибочность и другого (противоположного) взгляда на мышление больных шизофренией, как мышление более конкретное, чем у здоровых людей.

Все это позволяет понять значительную безуспешность попыток исследования и анализа природы нарушений мышления при шизофрении в плане соотношения «абстрактного» и «конкретного» уровней организации мышления (Goldstein). Этот подход, являющийся успешным при изучении природы нарушения мышления при ряде органических заболеваний головного мозга, оказывается неадекватным природе нарушений мышления при шизофрении, которые лежат совсем в иной плоскости.

Результаты исследования не подтверждают тезис Cameron о том, что мышление больных шизофренией изменяется при «социальной тематике» и может быть таким же, как у здоровых, если не касается «социальных тем». Выявленная нами закономерность свидетельствует о связи нарушений мышления больных шизофренией не с особенностями «содержания», а с особенностями структуры выполняемой мыслительной деятельности.

В свете полученных результатов можно понять и малую эффективность многочисленных работ, посвященных измерению «ущерба», «дефицита» мышления при шизофрении на основе различных психометрических приемов.

Бесперспективность этого подхода к данной проблеме связана с тем, что здесь речь идет не о «выпадении» или «уменьшении» функции мышления, а о своеобразном изменении в структуре мыслительной деятельности и связанном с этим закономерном изменении протекания (а не «уменьшении», «выпадении») определенного круга мыслительных процессов. Это наглядно подтверждается и особенностями решения некоторых специально подобранных задач (например, в задаче с уравновешиванием), где результаты деятельности больных оказались даже лучшими, чем у здоровых.

Оказывается, больные шизофренией могут иметь некоторое преимущество перед здоровыми (так же как в особых случаях восприятия) при выполнении таких специальных мыслительных задач, основная (и, пожалуй, единственная) трудность решения которых заключается в необходимости найти и использовать как раз «слабое», «латентное» свойство объекта.

Эти данные, согласуясь с известными клиническими указаниями на «оригинальность» мышления больных шизофренией и возможность нахождения ими иногда необычного, удачного взгляда на какое-либо явление, становятся понятными в связи с нарушением избирательности актуализируемых знаний у больных, повышением вероятности актуализации тех сведений, которые у здоровых людей на основе прошлого опыта оказываются «латентными», «слабыми», субдоминантными.

Следует заметить, что изменение актуализации знаний отнюдь не обеспечивает более творческого характера мышления больных шизофренией, так как творческое мышление далеко не исчерпывается той трудностью, которая была единственной в упомянутых нами задачах.

«Шизофрения, клиника и патогенез»,
под ред. А.В. Снежневского



При увеличении наличной информации об опознаваемом объекте разница в результатах деятельности больных и здоровых уменьшается. Объяснение такой зависимости заключается в том, что с изменением степени неопределенности ситуации (неполнота наличной информации о стимуле) изменяется удельный вес нарушенного звена в структуре процесса опознания, что и определяет степень изменения данного процесса в целом, проявляясь степенью отличий результатов деятельности…

Больные шизофренией, деятельность которых характеризуется ухудшением избирательности, расширением круга привлекаемой из памяти информации и сглаживанием предпочтительности ее актуализации, могут получить в некоторых случаях «выигрыш», испытывая меньшие трудности, чем здоровые люди, при необходимости использовать и привлечь из памяти «латентные», малозначимые на основе прошлого опыта знания. Однако «проигрыш» неизмеримо больше, так как в подавляющем большинстве каждодневных ситуаций…

Попытки объяснить результаты особенностями целенаправленности больных привели бы к выводу о том, что целенаправленность больных такова, что она то ухудшает результаты их деятельности, то не влияет на них, то даже улучшает. С точки зрения особенностей эмоций (наиболее распространены попытки связать нарушения познавательной деятельности с «безразличием», отсутствием или изменением «отношения» больных шизофренией) пришлось бы признать, что…

Выявленная нами закономерность нарушения познавательных процессов позволяет понять, почему при определенном круге экспериментов могла возникнуть фактическая возможность трактовать полученные данные как результат «нарушения межперсональных отношений» (Cameron и др.) или как следствие нарушения «фильтрации поступающей информации» (Chapman, Payne и др.). Выявленные исследованием новые фактические характеристики особенностей познавательных процессов при шизофрении и более общая закономерность их нарушения…

Экспериментальные данные свидетельствуют о нарушении влияния прошлого опыта на актуальную деятельность больных шизофренией. Однако полученные результаты показывают, что дело не в «разобщении», не в отрыве вообще опыта прошлого от настоящего, а в изменении определенной роли прошлого опыта, в ослаблении влияния прошлого опыта на избирательность актуализируемых знаний, используемых в процессе той или иной деятельности. Необычность шизофренического…