Вопросы взаимоотношения живой системы и раздражителя - Этиология и фактор силы - Проблема причинности в медицине - Библиотека доктора - Медкурсор - актуальная медицина
6 августа 2009

Вопросы взаимоотношения живой системы и раздражителя

Без внутренней готовности к раздражению и к адаптации не может быть возбуждения. Это вытекает и из учения об условных рефлексах.

Такова общая концепция, выраженная Клодом Бернаром в положении: «Условия, в которых развиваются болезни, не могут ни ввести в организм силы, не присущие ему до этих болезней, ни создать патологической физиологии, отличной от физиологии нормальной». Организм как самый общий «знаменатель» что своему определяет роль и значение бесконечного количества «числителей» внешней среды и не только в отношении их силы, но и их качества.

Вот почему однородные раздражители могут вызывать качественно различный эффект и качественно различные раздражители — однородный эффект.

Анализируя вопросы взаимоотношения живой системы и раздражителя, А. А. Ухтомский выдвинул два положения. В одном из них подчеркивается, что при одном и том же раздражении содержание текущей ответной реакции определяется историей или функциональным состоянием живой системы. Согласно другому, органы и организм в целом способны в широких пределах (перестраивать ритм своих возбуждений, как меняются свойства функционирующей живой системы в процессе ее деятельности и в связи с последней.

«В несоответствии между возбуждением и вызываемым им действием — движением» И. М. Сеченов усматривал и самый общий характер нормальной деятельности головного мозга (поскольку она выражается движением).

Чрезвычайность и сила внешних раздражителей — учил И. П. Павлов — совершенно относительны. Эта чрезвычайность определяется тем, чему животное подвергалось ранее, а сила действия внешнего раздражителя зависит от состояния данной нервной системы и от «рабочего сочетания сил» (А. А. Ухтомский), например возбуждения и торможения. «Чем выше возбудимость прибора, тем более слабые физические факторы могут действовать на него как сильные раздражители, так что в конечном итоге «судьба реакции решается, в наиболее общем случае, не в станции отправления возбуждения, а в станции назначения» (А. А. Ухтомский).

У В. М. Бехтерева на ту же тему читаем: «Ни один раздражитель не имеет абсолютного значения в отношении характера воздействия, а лишь относительное, ибо его действие определяется отнюдь не его свойствами, а соотношением его с состоянием того аппарата, на который это действие падает». Таков (по В. М. Бехтереву) «закон относительности в деятельности центров», такова нервная система как «царство относительности» (А. А. Ухтомский).

Таким образам, разнообразие явлений внешнего мира в отношении эффекта их действия на организмы скорее «внешнее, кажущееся, чем внутреннее, истинное» (К. Ф. Рулье). И, действительно, несмотря на разнообразие физических, химических, биологических агентов, они имеют часто ««конечный общий путь» своего действия, в результате чего возникающие явления приобретают значительные черты сходства. Создается впечатление, что наиболее характерным в отношении между раздражителем и раздражением является энергетическая непропорциональность.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Читайте далее:



Представления древних о силе как этиологическом, факторе касались не только внешних факторов природы (физических, биологических и т. п.), но и факторов внутренних, т. е. тех явлений, которые, имея известное отношение к этиологии, еще в большей мере касались патогенеза как учения о развитии процессов, возникших в силу воздействия внешних факторов. Какое же реальное значение в этиологии…

Одна из замечательных закономерностей развития патологических процессов, связанных с непосредственным воздействием факторов внешней среды, заключается в том, что роль этих факторов рано или поздно, но обязательно снимается то прямо, то косвенно. Хорошим примером того, как быстро и непосредственно снимается этиологическое значение внешнего фактора, может служить ожог. Ожог может быть мгновенным, на протяжении долей секунды. Однако…

Микроорганизмы, населяющие кишечник, кожу, дыхательные, половые пути, когда-то бывшие чем-то внешним для организма, стали для него естественной средой обитания. В то же время извечная приспособленность животных организмов к внешней среде, их естественный иммунитет, являющийся адекватным отражением такой приспособляемости имеют немалое количество поводов для их испытания. Никакое взаимное приспособление видов не обеспечивает абсолютной гармонии в индивидуальных…

Крайне свободное, произвольное обращение с понятием «вид» может быть прослежено до нашего времени. Вероятно, это было реакцией, наступившей вслед за отвержением идеи сотворения видов «бесконечным существом» (К. Линней). Все последующие естествоиспытатели единодушно протестовали против «созерцательного созидания» видов в природе (Н. А. Холодовский, К. Ф. Рулье, Ламарк, Дарвин). По Ламарку, «вид» — вообще понятие «не реальное»,…

Идея вирулентности, агрессивности, патогенности, и т. д. отмирает не только в плане методологическом, клинико-эпидемиологическом, но и в плане экспериментальном. Оказалось, что заражение животных, например, культурами пневмококков, стрептококков, может быть смертельным, однако выделяемые из этих культур токсины вредного действия на животных часто не оказывают. Поиски связей между вирулентностью и гемолитической активностью (как равно и фибринолитической активностью)…