6 августа 2009

Рак

Ни одна проблема медицины не породила такого количества «мамкиных сказок», т, е. наукообразных мифов, как проблема рака.

Еще несколько лет назад один научный работник упорно защищал теорию, согласно которой раковая клетка — это чужеродный паразит, т. е. существо, пожирающее части тела.

Это в принципе мало чем отличается от этимологического смысла слова «рак»: karkinos (греч.), cancer (лат.) — речной рак. В то же время этот миф очень показателен как пережиток давно-давно прошедшего, когда первобытный человек создавал своим воображением то олицетворенного деятеля, то ту или иную «силу» или какой-нибудь «дух».

Проблема рака здесь не одинока: разве теория «психической силы», лежащей будто бы в основе неврозов (Фрейд), не воскрешает «средневековой демонологической теории одержимости души злыми духами» (Уэллс).

Здесь не место анализировать теорию рака. Достаточно сказать, что уже множество этих теорий само по себе говорит об отсутствии теории. С позиций этиологии как учения о причинных связях, о взаимоотношениях организма и среды опухоли оказываются еще более сложным явлением, чем нервно-психические, сердечнососудистые заболевания или инфекции. Великое множество канцерогенов не позволяет сделать заключения, что внешняя «первопричина» рака найдена.

Это множество послужило скорее другой задаче — углубить самую постановку вопроса об этиологии и сущности рака, оно помогло теоретической мысли окончательно освободиться от упрощенной формулы, согласно которой причина равна действию или что у заболевания есть определенная «первопричина», всегда лежащая именно в окружении заболевшего.

На примере опухолей лучше всего, опровергается положение о возможности сведения вопроса о сущности явления к вопросу о его причине (в одностороннем и привычном употреблении этого понятия).

Что только не выдвигается причиной развития опухоли в житейской, а особенно в экспериментальной практике? Сотни разнообразных по химическому составу канцерогенов (в том числе эндогенных), физические факторы (травма, ультрафиолетовые лучи, ионизирующая радиация), бактерии, вирусы, паразиты, не говоря о пороках развития, т. е. о тех или иных проявлениях дизонтогенеза.

Очевидные «причины» часто вообще выпадают (подавляющее большинство опухолей человека) или уходят в историю развития индивидуума, его наследственность. Правда, у человека это сравнительно редкие случаи, но у некоторых животных это основная закономерность (чистые линии).

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Читайте далее:



На примере воспаления и регенерации легко убедиться, что это не какие-то особые «патологические» процессы, а, это все те же нормологические, биологические процессы глубокого приспособительного значения. «Патология» — это термин, рожденный интроспективными субъективными представлениями о болезнях. Биологический аспект объединяет физиологию и патологию в пределах одного и того же качества. Это качество — приспособление как основа жизни….

В атеросклерозе и в гипертонической болезни вскрывается именно биологическая, приспособительная основа болезни, характеризующая не просто патологию, а прежде всего особую деятельность человека или особые условия этой деятельности. Если этиология есть учение о причинно-следственных отношениях, то, очевидно, что и этиологические факторы, касающиеся гипертонии, атеросклероза следует искать в отношениях, которые складываются между жизнедеятельностью человека и сердечнососудистыми реакциями,…

Медицина — это прежде всего наука, т. е. теории и гипотезы, которые, как и во всех других разделах науки, кладутся в основу практики. Следовательно, медицинская практика должна основываться на научно-теоретических данных, проверяя, обогащая и развивая их. Медицинская практика, лишенная указанного основания, становится просто частной практикой или профессиональной деятельностью. Эмпиризм и здравый смысл расширяют нашу деятельность,…

И все же делаются попытки отмахнуться от постановки вопроса о биологической сущности опухолевого роста, удовлетвориться изучением его «этиологии», например вируса, или наоборот, ограничиться самым общим представлением о «полиэтиологичности» (термин, ни к чему не обязывающий как в отношении подлинной этиологии, так и сущности явления). Отпадает и тот взгляд на сущность опухоли, в основу которого кладется представление…

В Москве ежегодно удаляется около 30 000 отростков: по поводу диагноза «аппендицит». Однако около одной трети удаленных отростков при гистологическом исследовании оказываются нормальными. Если 10 000 (отростков) умножить на 10 (дни пребывания на койке), то получится 100 000 койко-дней или в перерасчете на материальные расходы государства — около 1 млн. рублей, а в перерасчете на…