6 августа 2009

Сердечнососудистые заболевания (приспособительная основа болезни)

В атеросклерозе и в гипертонической болезни вскрывается именно биологическая, приспособительная основа болезни, характеризующая не просто патологию, а прежде всего особую деятельность человека или особые условия этой деятельности.

Если этиология есть учение о причинно-следственных отношениях, то, очевидно, что и этиологические факторы, касающиеся гипертонии, атеросклероза следует искать в отношениях, которые складываются между жизнедеятельностью человека и сердечнососудистыми реакциями, и процессами. Эти отношения специфичны для человека, они отряжают чрезвычайную напряженность, продолжительность и специфичность этой деятельности. Вот почему экспериментальные модели гипертонической болезни или вообще не воспроизводимы, или являются грубыми и неполноценными.

Но человек никогда не откажется от своей деятельности. Наоборот, он всемерно ее расширяет. Такова, его природа. В то же время медицина не может выдвигать фаталистические концепции, в которых подчеркивалась бы неизбежность атеросклероза или гипертонии, тем более концепции, смысл которых, сводился бы к свертыванию человеческой деятельности.

В индивидуальном аспекте как лечебно-профилактическая мера такое свертывание, в какой-то мере возможно, оно помогает предотвратить криз, снизить давление, поднять трудоспособность и т. д. Но это только доказывает, что в деятельности человека лежит источник процесса, что здесь именно обрисовываются, наиболее очевидные связи. Индивидуальное преломление этих связей подразумевается.

Если сердечнососудистые заболевания не случайны для заболевшего, если они исторически и экологически обусловлены и характеризуют человека как бесконечно деятельное существо, то вывод напрашивается сам собой: борьба с этими заболеваниями, прежде всего их профилактика, должны быть перенесены в плоскость коренных изменений образа и условий жизни человека.

Переделка природы человека, расширение диапазона его приспособительных способностей, правильное соотношение ритмов, труда и отдыха, умелое построение последнего, рационализация: умственного труда — таковы задачи на ближайшее будущее. Очевидно, что все это в гораздо большей мере задачи государственные и общественные, чем просто медицинские.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Читайте далее:



Еще у И. М. Сеченова мы находим тезис, согласно которому проблема высшей нервной деятельности рассматривается как трехфазный рефлекс, при этом началом рефлекса считается чувственное раздражение, продолжением его — головной мозг (анализ и синтез), а заключительной фазой — мышечная деятельность, вернее, любые движения. Тезис И. М. Сеченова, являющийся ключом к познанию психической деятельности, может и должен…

Ошибкой прошлого было убеждение, что гамартомы, хористомы и прочие проявления неправильного развития обязательно должны быть видимы макроскопически. Не менее реально другое, а именно то, что существуют также микротератоиды. Это не только доказано с фактической стороны, но и теоретически это необходимо допустить, поскольку понятие порока развития никак не связано с представлением об объеме тканей, составляющих тератоид….

В практике, конечно, наблюдаются органические заболевания нервной системы (инфекционные, паразитарные, вирусные, травматические, неопластические), а также пороки ее развития. Но и во многих случаях этого рода сосредоточение процесса в нервной системе вскрывает скорее какую-то принципиальную закономерность, а не тривиальное и часто по сути дела бессодержательное «поражение» или «нарушение». В органах тела, также и в головном мозгу,…

Что же касается обособления и образования предопухолевых комплексов в процессе регенерации («физиологической» и репаративной), то вряд ли есть необходимость обоснования этого явления с фактической стороны. Регенерационная теория опухолей не может быть иначе понимаема, как только в смысле указания на возможность функционального, тератоидного обособления клеточного, комплекса, который, обладая способностью жить и размножаться, не имеет, однако, способности…

Человеческая жизнь полна ситуации, когда механизмы, нормологически действующие, становятся так называемыми патологическими, т. е. тем, что больной и врач, исходя из субъективных интроспективных позиций, называет расстройством деятельности. На самом деле это своеобразные стереотипы деятельности, особые «шаблоны поведения», следовательно, отнюдь не хаос или дезорганизация. И. П. Павлов, изучая неврозы, указывал, что самое важное раскрыть механизм невроза,…