Проблема причинности в медицине

Проблема причинности издавна привлекала внимание человечества.

Почему возникает то или иное явление?

Этот вопрос ставится человеком сейчас же вслед за восприятием самого явления, определяемого в порядке ориентировочного рефлекса (что такое?). Если на этот последний вопрос сравнительно легко находится ответ даже у животных, то при ответе на вопрос почему и как возникло данное явление, возникают обычно немалые трудности. Это отчетливо показывает вся история развития человеческих знаний в области биологии и медицины.

Слова, термины, понятия как форма сигнализаций и информации о явлениях природы, всегда лишь ограниченно, приблизительно отражают каузальные связи и сущность явлений. В то же время человек склонен приписывать этим словам и терминам как бы самостоятельное значение, в результате чего слова подчас превращаются как бы в объективные сущности. Эти слова нередко «насилуют» разум, смешивают все и ведут людей к пустым и бесчисленным спорам и толкованиям» (Бэкон).

«Этиология» не только слово, но и понятие, являющееся в нашем мышлении определенным членом логической связи, сигнализацией тех или иных отношений, т. е. каузальных связей. Но там, «где недоучет понятий, там слову стать и суждено». Так и случилось с понятием «этиология», ставшим словом, призрачно, упрощенно сигнализирующим о подлинных отношениях вещей.

Всякое истинное знание восходит к причинам, т. е. к понятиям каузальности и детерминизма. Это два смежные, но разные понятия, трактующие, с одной стороны, о причинности, т. е. о причинно-следственных отношениях (таков именно должен, быть смысл понятия «этиология»), с другой — о познании сущности явления, т. е. закономерностей, которые лежат в его основе (детерминизм в собственном смысле слова).

Накопилась огромная философская и естественноисторическая литература, освещающая проблемы причинности в биологии. Но как отлична в этой литературе трактовка понятия причины и причинности по сравнению с тем, что представляет собой понятие этиологии в медицине! В прошлом, наблюдая те или иные результаты и не зная их причин, человек ограничивался ссылками на творца или на имманентную целесообразность, подменяя познание объективных причин явлений «целью» творца или природы. Религиозное сознание и религиозная психология сковывали познание, делали его плоским, умозрительным и беспредметным в силу отсутствия реальных представлений о вещах.

Следующий период развития этиологических представлений совпадает с расцветом механистического детерминизма как универсального метода в науке XVI—XVII веков. Самым характерным для этого принципа явилось истолкование связей явлений лишь как причинно-следственных без изучения существа самих связей. Механический детерминизм видел перед собой лишь плоскую, однозначную и непосредственную зависимость явлений, сумму предметов, причин, условий, но не видел целостной взаимозависимой системы факторов, отражающих какую-то принципиальную закономерность. Этиологические представления сводились в конечном итоге к внешнему, случайному или просто к перечню факторов. Механистический детерминизм изолировал причинные связи от подлинных очень сложных условий реальной жизни, её закономерностей.

Предлагаемая вниманию читателей книга является попыткой наметить пути выхода этиологических представлений на широкую дорогу детерминизма и каузальности в диалектическом их понимании. Автора побудила к этому и недавно появившаяся в «Медицинском работнике» статья И. Ерошкина «Против односторонности в понимании патологии» (1960, № 69, 26 августа). Автор вынужден был отказаться от своего первоначального намерения ответить на статью И. Ерошкина через ту же газету, так как проблема оказалась очень сложной именно в плане философском и историческом. Понятия причины, специфичности, сущности болезни, разумеется, невозможно изложить в рамках газетной статьи, если не исходить из готовых формулировок, всегда несколько упрощающих предмет исследования. Статья И. Ерошкина отражает устаревшие представления широкой публики, а также взгляды многих медиков на причины и сущность болезней. Если автору этой книги удалось в какой-то мере рассеять эти представления и поставить старые вопросы по-новому, он сочтет свою задачу выполненной.

«Проблема причинности в медицине», И.В.Давыдовский

Изучая болезни как нозологические категории, медицина входит в непосредственный контакт с человеческими массами, на первый план здесь выступает социальный аспект, требующий, как и аспект исторический, изучения взаимоотношений факторов среды и факторов организма. Таким образом, социальный аспект в медицине отнюдь не сводится к изучению внешней среды. Центральное место в этом аспекте занимает изучение и. раскрытие подлинного…

Многие экспериментаторы питают особую склонность к морфологическому методу доказательства сходства. Их привлекает почему-то «категоричность суждений об изменении жизненных свойств клеток» (А. Д. Сперанский), хотя сами морфологи далеки от такой «категоричности». Объясняется указанная склонность, нам кажется, не столько особой верой в морфологический метод доказательства, сколько злоупотреблением этим методом, а главное слабым знанием морфологии тех болезней, воспроизводство…

Этиология, взятая как отдельный фактор — это именно и есть принцип необходимости божественного первотолчка, т. е. религии. «Всякая религия, — пишет Ф. Энгельс, — является фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни». Но ведь именно так и выглядит положение Л. В. Громашевокого, что «в антагонистическом процессе…

Индивидуальность — это важнейшее условие действия тех или иных факторов на организм, это необходимое кондициональное, нечто преобразующее, нередко ломающее привычные трафареты реакций. Это значит, что индивидуум может воспитать в себе или получить по наследству как бы собственные патогенетические механизмы. Так рождается казуистический материал в практике медицины. По индивидуальным условиям одна и та же внешняя причина…

Инфекционная болезнь — это своеобразное отражение двусторонней жизнедеятельности, она не имеет ничего общего ни с банальной интоксикацией, ни с нападением «агрессора», пускающего в ходе отравляющие вещества в целях уничтожить «жертву». Разумеется, и при искусственно воспроизводимых «инфекционных» процессах мы ищем в получаемых явлениях какое-то отражение отношений между микробами и организмами. Необходимо, однако, отдавать отчет в исключительной…

Этиология, оперирующая фактами — раздел науки, т. е. объективного знания. Этиология, сведенная к факту или к фактам, лишенным объективных и всесторонних связей — это извращенное отражение действительности, субъективный идеализм, религия. Говоря о религии мы, повторяю, не имеем в виду библейского бога и веру в него. Религия (в переводе — связь) как форма мышления о мире…

Величайшая и притом объективная трудность практической медицины заключается в том, что эта готовность и даже наличие начавшегося патологического процесса обычно не уловимы ни субъективно, ни объективно. Именно такого рода изменения мы постоянно наблюдаем у человека — носителя «неклинического» атеросклероза, рака и т. п. Не случайно также, что рядом с понятием «болезнь» возникло понятие «недуга» как…

Воспроизведение in toto инфекционных болезней человека у животных принципиально невозможно потому, что для животных соответствующие «возбудители» инфекционных болезней человека не являются адекватными раздражителями. Это не их симбионты. Там, где они являются такими симбионтами (зоонозы), не требуется особой искусственности в постановке опыта для воспроизведения инфекции, пусть не вполне тождественной. Теоретический интерес зоонозы, как и некоторые орнитозы,…

Если успехи медицинской практики выводить из знания «этиологии» инфекций, то почему мы не можем побороть дизентерию и почему нельзя заразить дизентерией ни человека (опыты американских авторов), ни обезьян. Ведь даже чудовищные дозы (сотни миллиардов микробных тел), во много раз превышающие то, что может нести муха на своих ножках, не действуют, т. е. не дают ожидаемого…

С самых общих позиций, подчеркивающих «беспредельность приспособления», составляющего жизнь на земле (И. П. Павлов), «закрадывание» болезни становится проблемой уже не столько медицинской, сколько эволюционно-исторической. Современная медицина только смутно догадывается, какое огромное значение для понимания этиологии и патогенеза человеческих страданий имеет этот «вчерашний день», т. е. десятки, быть может, сотни тысяч лет непрерывного приспособления. Именно в…

Противопоставление болезней человека и болезней животных несколько сглаживается при анализе болезней у животных, одомашненных человеком, а также у животных зоопарков, где природные условия жизни всегда бывают более или менее резко нарушены. Инфекционные и инвазионные заболевания в названных группах животных (паратиф, туберкулез, сепсис), а также и неинфекционные (травма, желудочно-кишечные расстройства, особенно связанные с болезнями неадекватного питания,…

Человек сравнительно с прошлым хорошо изучил природу, ее законы, одновременно переделывая ее и умело приспособляясь к ней. И второе, т. е. процесс приспособления, не менее важно, чем первое, так как в процессе переделки окружающей природы человек обязательно переделывает и собственную природу, без чего отпадает самая возможность развития приспособительных способностей более высокого уровня. «Ко всем органическим…